Андрей Машнин: "Рок-музыка – это архаизм"

28 августа 2015 года, 17:41 0
Fuzz задал 10 вопросов лидеру "Машнинбэнд"
Андрей Машнин: "Рок-музыка – это архаизм"

4 сентября в С-Петербурге, в культурном баре "Винилла скай" состоится концерт, который, без сомнения, соберет питерских и московских любителей независимой музыки 1990-х и 2000-х годов. После многолетнего перерыва на сцену выйдут "Машнинбэнд" в  классическом составе. Мы встретились с Андреем, чтобы выяснить, чем он и его музыканты занимались последние 10 лет.

 

Какую музыку вы сейчас слушаете?
В своё время я основательно подсел на рэпкор, а после этого уже ничего не слушал целенаправленно – какие-то определённые группы, стили. Гранж мне не понравился сразу, а потом я уже и не замечал никаких новых жанров. Как-то даже никаких отдельных любимых песенок не появилось. Бывает, что-то случайно услышишь, не знаешь исполнителя, но нравится. Сиюминутное такое, максимум на несколько раз послушать с удовольствием. Не слежу за новинками, не читаю рецензии, не смотрю музыкальные каналы. В машине слушаю радио вполголоса, что-то брякает, да и ладно. Если что-то старое любимое попадётся, сделаю погромче, Led Zeppelin, например. Или Цой. Из разных моих прошлых жизней.

Почему вы решились на реюнион?
Это не было решением. За последние десять лет я совершенно похоронил своё клубное прошлое, не думал, что «было бы неплохо вернуться» и т.п. Ещё совсем недавно так всё и было. Но вот неожиданно всплыл из небытия гитарист Ильич, потом оказалось, что все остальные тоже существуют и не против. Следом нашёлся сам по себе клуб для выступления и репетиций. Собственно, ничего делать не пришлось. Раз – и мы уже репетируем. Как и не расставались. Да и никаких сантиментов не было при встрече. Собрались, воткнулись, играем. Нормально, всем хорошо.

Есть ли смысл рассчитывать на новый альбом «Машнинбэнда»?
Времена изменились, понятно. Наши друзья выросли, обзавелись разными возможностями. И вот уже предлагают и альбом записать, и клип снять, и выступать зовут. Надо подумать. Если мы будем дальше играть, хотя бы изредка, то нужно писать новые песни, наверно. Ну а если писать новые песни, то со временем их наберётся на альбом. Почему бы и не записать в таком случае? Тем более что за это время очень выросли, во-первых, технологии, во-вторых, компетентность звукооператоров в этом жанре. Нас раньше писали очень хорошие операторы, но у них совсем не было опыта работы с такой музыкой, просили образцы приносить, чтобы хоть что-то понять на слух. Это не дело, конечно, но тогда и так было за счастье. Сейчас, думаю, разобрались уже все. Любопытно, что может получиться.

Почему 10 лет назад распался «Машнинбэнд»? Чем занимались участники группы все это время?
Официального распада не было. Ильичу негде было жить, и он уехал в деревню, далеко. Я его посадил на поезд, и играть на гитаре стало некому. Другого гитариста искать в голову не приходило. Я ленивый, а Ильич тащил всю движуху. В общем, он уехал, а я подумал: «Вот и поживу теперь спокойно». Юра и Саша продолжали играть в других своих группах, так и играют до сих пор. Но это нам сейчас не мешает. Не думаю, что у нас будет активная концертная жизнь. Я это не очень-то люблю.

Что изменилось за это десятилетие? Какие важные для вас события произошли?
Дети выросли. Больше ничего важного не произошло.

У вас растет сын. Как вы отреагируете, если он захочет быть рэп-исполнителем?
Он уже восемь лет учится в музыкальном лицее (помимо основной школы). Классическая гитара, фортепиано плюс контрабас-балалайка в оркестре. Бас-гитара у него тоже есть. Теперь присматриватся к барабанам. Хип-хопы всякие любит, слушает, подпевает. Но не зациклен на этом. Led Zeppelin тоже любит. Рэп-исполнителем ему становиться ни к чему. Это уже устарело, мне кажется. Может, что-то другое появится. Он грамотный музыкант, в отличие от меня.
 

Девиз рок-музыканта – «секс, наркотики и рок-н-ролл». Какая формула ведет вас по жизни сейчас?
Готовой формулы у меня нет. Я не придерживаюсь рецептов, девизов, направлений, стилей. Не заявляю это с гордостью сейчас. Так получилось само собой по ходу жизни. Стараюсь ко всему относиться спокойно, и у меня это обычно получается.
 

«Цой жив?» Вам не кажется, что молодое поколение наконец позволило с почестями «похоронить» лидера группы Кино?
Плохо представляю себе молодое поколение, в том числе музыкантов. Если речь идёт о нарядных юных бородачах, то я не знаю, чем они живут, нет таких знакомых. На концерты хожу редко, и это мои любимые старые группы. Их было две. Теперь одна осталась. Что касается Цоя, то да, он жив, как живы все, кого помнят и любят.

Современная российская рок-музыка испытывает кризис, или это только так кажется?
Рок-музыка – это архаизм, мне кажется. Пока был Ленинградский рок-клуб, была и рок-музыка у нас. Как не стало ЛРК, так и музыка кончилась. Мы ведь в конце 1990-х думали, что капут уже этому русскому року, надо играть новую музыку. Всё прошлое – это классика, спасибо ей, но надо делать что-то другое, там уже всё сделали. Только ничего в результате не вышло. Патриархи так и коптят потихоньку, а мы орали-жужжали тогда десять лет, но у людей появилось много других развлечений в жизни, и не так важно это стало. А потом поколение другое выросло. И мы старые оказались внезапно.

Вы работаете в автомобильном журнале. Неужели машины для вас интереснее музыки?
Можно так спросить: вот я работаю в автомобильном журнале, а не снимаюсь в голливудских блокбастерах. Неужели машины мне интереснее? Я потомственный журналист, по образованию редактор. Это нормально, что я работаю в журнале. Благодаря этой работе я объездил полмира, например. Ну а музыка в моей жизни последние десять лет – это радио в машине. И что-то любимое дома из интернета, когда работаю по ночам.
 
Fuzz благодарит Андрея Машнина за предоставленные фотографии

Комментарии
Отправить