Джей-Джей Йохансон. Именем его тоски

16 апреля 2013 года, 18:37 0
Через день после петербургского концерта Йохансона в Капелле, в Москве, в центре Родченко проходила изобразительная выставка артиста (фотографии и акварели-автопортреты). На открытие Джей-Джей провел лекцию о самом себе в искусстве. На обложке каждого альбома царит только он сам, собственной персоной.

Для просмотра видеоролика Вам необходимо установить последнюю версию плеера Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Фотография для первого "Whiskey", где он так по-пионерски прилежно выглядит, снята, за недостатком средств, на поляроид. Изображения трех последних дисков артиста – дело рук его жены, а позировал Йохансон ей и вовсе дома. Зато постановкой фотографий и видеоклипов всегда заведовал только он сам.

Джей-Джей Йохансон начался с альбома "Whiskey", где главным душераздирающим хитом была "So Tell The Girls That I Am Back In Town", про возвращение лирического героя к своим давним подружкам. На обложке второго диска, "Tattoo", руки таинственного юноши в ветровке измазаны кровью (зачем-то даже настоящей), иллюстрация "Poison" и вовсе напоминала о Хичкоке. На 4-м альбоме "Antenna" (как и на последующем  компиляционном "Prologue") мы, с удивлением разглядывая фотографию уже не мальчика, но точно не мужа, а какого-то андрогина, угадывали ориентацию. Выяснив, что у Йохансона имеется невеста-фотомодель, дружно сомневались в этом факте.

В первый раз появился в Петербурге именно с "Antenna" в качестве самого важного персонажа "Стереолета". Тогда, в 2003 году, в макияже и с выбеленным, лицом он был любимцем глянцевых персонажей. Облаченный в белые одежды рыжеволосый пьеро, неправдоподобно долгий, ломкий, выглядел совсем недосягаемым. Декадант от синти-попа, он всегда пел, как будто подкрадывался. Его осторожные танцевальные движения, крахмальный холод и ласковая червоточина голоса действовали гипнотически.
На "Rush" Йохансон перестал играть во фрика. На обложке альбома он уже в человеческом виде сидел на стволе дерева, правда, отвернувшись от зрителя ("это фотография максимально выражала мое тогдашнее внутреннее состояние"). На "Long Term Physical Effects Are Not Yet Known" ("это альбом о сексе") черно-белый Йохансон смотрит в объектив взглядом, в котором вся скорбь этого мира.

Сегодняшний, виденный нами на концерте в Капелле, Йохансон максимально приближен к зрителю. Это больше не отстраненный фрик, а, скорее, добрый дядюшка (в октябре ему исполнилось 40 лет), порадовавший своих петербургских родственников дружеским визитом. Кажется, он даже не так высок, как прежде (не два метра, как мы думали, а всего-то метр девяносто). Просто длинный худощавый парень в узких джинсах, вполне прозаический интеллигент с пепельными волосами, забранными в хвост (то, что он стал выглядеть как хипповатый Иисус, тоже не плохо). Как оказалось, Капелла – едва ли не самое правильное место для его инопланетной музыки. То, что в прошлом году в Москве (артист презентовал "Self-Portrait" в "Б1") звучало тускло и неловко, в благородной академической акустике прошло на ура. Случайных зрителей (не считая четы пенсионеров, ушедших через 20 минут) здесь не было вовсе. Артист, приготовивший винегрет из всех альбомов, личный the best, был удивительно чуток к залу. Когда юноша с девушкой из зрителей, расчувствовавшись, вышли исполнить перед сценой свой медленный танец – Йохансон среагировал мгновенно. Переглянулся с музыкантами – и началась "It Hurts Me So". Джей-Джей закрыл глаза и погрузился в себя. Закрыв глаза, запрокинув голову, как будто вокруг ни души, он пребывал в блаженном аутизме музыки. Девушка с юношей принялись целоваться. Когда Йохансон очнулся от транса – далекий от сантиментов охранник уже усадил влюбленных на место. В остальном автопортрет удался. Тем более что на бис подали "So Tell The Girls That I Am Back In Town".

Организатор "NCA"

С. Щ.

Комментарии
Отправить