FLEUR. Непобедимая армия

15 мая 2013 года, 18:54 0
Одесса, в принципе, развитый с точки зрения шоу-биза город. Миллионник. Курорт. Хватает тут и рок-групп, и горстки поп-артистов. Однако главным местным достоянием для российского слушателя является команда под названием FLЁUR. Весной этого года у них вышел шестой альбом «Тысяча Светлых Ангелов».

Сама прописка группы – Одесса – делает из них, как ни странно, звезд иностранных. Возможно, потому истории о них читаешь не как очередные мемуары очередной русской рок-группы, а вполне западные воспоминания о золотых деньках…

И история была бы наверняка совершенной другой без радиопрограммы «Атмосфера», которая с 1996 года каждый четверг в полночь выходит на украинском «Просто Ради.О». Ведет ее Дмитрий Веков, со-продюсер группы: «Я просто помогал Оле и Лене. Первая выступала в составе другого проекта на первом живом вечере «Атмосферы» в 99-м, Лена же была слушательницей программы. А помогал, потому что мне было близко, то, что они делали (стихи, музыка). Настолько, что многие свои программы я полностью посвящал им – отчеты о концертах, домашние, первые студийные записи, объявления о поисках музыкантов... Некоторые меня критиковали, мол зачем ты сделал из FLЁUR постоянное приложение к «Атмосфере»? Забавно, спустя 10 лет большинство новых слушателей моей программы, начинали как раз с FLЁUR. И в этом ничего удивительного». 

Собственно, в 99-м и познакомились Ольга Пулатова и Елена Войнаровская. У них не было специального образования, кроме музыкальной школы (в отличие от всех последующих коллабораторов - за редким исключением, сплошь из Одесской Государственной Консерватории).

У обеих опыт игры в рок-группах. Пулатова пела с 1997 года в АЭРОПЛАНЕ, который распался после первых радиоэфиров (возродился под именем ОЛЯ И МОНСТР в 2004-м, чтобы потом вновь уйти в небытие). Кроме того, у нее был опыт общения с бардами на встречах клуба авторской песни: «Мы ходили туда вместе с папой, по его инициативе, и, наверно, это было самым приятным во всём мероприятии. Не то чтобы это было очень близко мне, но больше мне некому было показывать мои песни. Среди моих сверстников не было людей, интересующихся музыкой, единомышленников, так что клуб авторской песни был неплохой альтернативой домашнему сидению в одиночестве за пианино. В клубе, в основном, были люди намного старше меня, как правило, они играли на «посиделках» одну и ту же свою песню, а я каждый раз новых три, это их удивляло и они считали меня поверхностной. Смыслом мои песни были действительно не слишком отягощены, я пела о красоте мира и о том, что заботит подростка, так что по сравнению с другими я была «островком поп-культуры». 

У Войнаровской имел опыт игры в женской группе THE CATS, «которая сначала пыталась играть тяжелую музыку на английском языке, потом не очень тяжелую на русском. На сегодняшний момент творчество того периода за очень малым исключением кажется мне совершенно неинтересным. В 1997 году у меня родилась дочь, и я какое-то время не занималась музыкой, только писала стихи. В начале 1999-го я снова начала играть и петь, но это были совершенно другие песни, другая музыка, которая требовала других знаний, навыков и потому можно сказать, что я была вполне начинающим автором в 2000-м».

Начали они с того, что репетировали дома – в основном песни Пулатовой. «Я совершенно не представляла себе, зачем мы это делаем, - писала тогдашний основной автор в документальной повести ««Три первых концерта Flёur». - Но Лена с таким энтузиазмом взялась за аранжировки моих песен, что я не высказывала этих мыслей вслух».

Первый концерт прошел очень даже хорошо, несмотря на волнение и предконцертный алкоголь. Потом пришла виолончелистка и барабанщик, появилась «настоящая» репточка. К третьему концерту в зал Дома Актёров наблюдался аншлаг.

В первые годы группа успела записать два «живых» альбома, “Почти Живой” и “Сердце”,
самостоятельно изданные малыми тиражами в 2000 и 2001 году и переизданные в 2008-м.

Зато дебютный «настоящий» релиз получился ударным – в сентябре 2002-го «Прикосновение» появилось на одноименном французском лейбле. Что-то из ряда вон выходящего здесь нет – «Prikosnovenie» давно интересовалось русскоязычными группами. Здесь уже издавались пластинки РАДЫ И ТЕРНОВНИКА, CAPRICE. «С французами получилось банально просто, - говорит Веков. - Один знакомый выслал им демо нашего первого альбома. им понравилось. Через год произошел релиз». Все же весьма показательно, что первые релизы у группы – европейские.

В 2005-м группа начала активно ездить в Россию. Сначала был фестиваль «Пустые холмы», первый московский концерт в Дом журналистов, далее – выступление в телепрограмме «Брать живьем» на телеканале «О2» и первое появление в Санкт-Петербурге. 

Промоутеры сразу получили визуальное доказательство популярности в виде толп слушателей на входе. А потом песня «Шелкопряд» дошла до первого места «Чартовой дюжины» «Нашего радио».

Четвертый альбом «Все Вышло Из-под Контроля» – уже более поп-рок-ориентированный, более электронный, здесь ярко выражена роль ритм-секции. Сводился он без участия группы. Отсюда различия в студийных и концертных версиях некоторых песен. В его поддержку прошел первый крупный тур – от Одессы до Перми и Екатеринбурга.

К 2008-му, к диску «Эйфория», группа вырулила обратно на тропу независимости, а значит, таких историй при записи уже не повторялось. То, что коллективу не надо ничего не доказывать и идти на компромиссы, доказывает хронометраж новой работы. «Тысяча Светлых Ангелов» — это двойник на 93 минуты звучания: привычные клавишные и гитарные переборы, струнные аранжировки, а также этника и прочие эксперименты с поп-звучанием. Его, надо заметить, нелегко прослушать зараз неусидчивому потребителю – однако это, наверное, и есть закономерный шаг для группы, которая внезапно зазвучала на мэйнстримовых радиостанциях…

Поскольку вопрос стиля все равно не обойти, объясним его, пытаясь понять, почему Fleur слушают столь разные люди. Это не группа, которая пишет эклектичные пластинки. В них есть общая атмосфера напряженных размышлений, любовных и душевных терзаний. А музыка просто проходит развитие – классические аранжировки естественно (можно сказать, исторически) соединяются со стилями типа чамбер-поп, этереал и дарквейв, вплоть до опытов Кейт Буш и Тори Амос. А потому на концерт идут и готы, расслышавшие в фолковых переливах мрачную решительность, и офисные менеджеры, которым просто близки простые душевные коллизии. 

Кроме того, привлекает внешний романтизм, положенный на внутреннюю дисциплину. Зачастую аранжировки пишутся не сообща, а конкретным человеком. Альбомы поделены между авторами на две половины, четные и нечетные треки - так просто решена проблема, когда в коллективе есть два лидера. Вкрадчивый голос Елены Войнаровской сменяется более дерзким вокалом Ольги Пулатовой, возникает эффект дуальности, стерео, конвергенции. «Это наша вежливость по отношению друг к другу, возможность оставить каждому неприкосновенное личное пространство, такая своеобразная субординация, - говорит Ольга. - Нам и так не просто, со временем мы привыкли уже к положению людей, сидящих вдвоём на одном стульчике и вдвоём кусающим одно яблоко с разных сторон. Равное количество песен нужно для того, чтобы заранее исключить обиды и претензии, которые могли бы быть в случае неравной возможности реализовать свои идеи в группе».

«У нас был такой эксперимент, когда Оля пела мою песню «Печальный Клоун», а я - ее «Сердце», песни выбирались по желанию исполняющего, и это было весьма интересно, такое дополнительное взаимопроникновение, - говорит Войнаровская. - Хотя я считаю, что автору песни все-таки виднее как ее нужно правильно исполнять. Некоторые слушатели FLЁUR до сих пор считают, что в группе поет один человек, авторство тоже путают, руководствуясь при этом например какими-то внешними факторами. Иногда это забавляет».

 

При всей многослойности аранжировок в музыке FLЁUR явственно влияние сонграйтеров, которые ограничивались при аккомпанементе одним инструментов  (однажды группу даже определили, как «КСП-трип-хоп»). Ходила же Пулатова в детстве в клуб авторской песни! А значит, их треки можно «обнажить» до пения под аккомпанемент клавиш и гитары. Впрочем, бард – этот тот же заграничный сонграйтер, вопрос лишь в терминах. Интересно, что в проекте Ольги с московской группа VERBA работа происходит, в основном, по обратному принципу – музыканты получают домашние записи под клавиши и сами думают над аранжировками.

И при этом здесь есть все черты независимости – продажа пластинок на концертах, отсутствие рекламы спонсоров на выступлениях, разумные цены на билеты. У них уже три года есть свой фестиваль “Интерференция” от родного музыкального лейбла «Cardiowave», проходивший в Одессе (и пригородном Ильичевске), Москве, Санкт-Петербурге. В нем участвуют и сайд-проекты, типа М.Р.Ф. и AMUREKIMURI, и дружественные группы - БЕЛКА И СТРЕЛКА, ЛЕГЕНДАРНЫЕ ПЛАСТИЛИНОВЫЕ НОГИ

А это значит, вдохновленный слушатель получает сразу целую историю для изучения, гигантское количество материала для прослушивания. Не только собственные вещи и творения коллег, но и меломанский бэкграунд, который не сразу и свяжешь с авторами – зато это сразу выделяет группы из героев эфира и андеграунда. Что это – ходьба по границе или затяжной прыжок с парашютом?
Думаю, поклонники в любом случае их поддержат.


Радиф КАШАПОВ

Комментарии
Отправить
Елена Войнаровская (FLEUR) о надеждах, творчестве, книгах и преодолении трудностей ради других людей.
05.07.2012, 12:25
Дмитрий Веков и Елена Войнаровская (FLEUR) о не русском роке и фолке и желании отдать материал Брайану Ино.
05.07.2012, 12:25
Елена Войнаровская и Дмитрий Веков (FLEUR) о меломанах и коллекционерах, чье отношение к группе считают очень трогательным, а в благодарность им - песня "Спасибо" в третий и последний раз.
05.07.2012, 12:25