MP3 и кризис индустрии

16 апреля 2013 года, 19:03 0
Особенности национальной физики

Для просмотра видеоролика Вам необходимо установить последнюю версию плеера Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

С тех пор как появился формат mp3, речь о предполагаемой смерти физических носителей того и гляди станет явью. В самом деле – переместился же когда-то винил на антресоли, уступив место на полках меломанов практичному, и как утверждали производители «вечному и не боящемуся царапин» компакт-диску. Практически ушли из употребления компакт-кассеты, сменившие в своё время большие и неудобные в бобины.

И вроде как всё идёт к тому, что нет смысла покупать диски, когда есть компьютеры, интернет и mp3 формат. Незыблемый, казалось бы, колосс в виде конгломерата мейджор-лейблов, кажется, того гляди, рухнет. Но есть подозрение, что не стоит хоронить «физику» (как называют физические носители работники этих самых лейблов), да и рекорд-бизнес как таковой, раньше времени. Как не стоило в своё время хоронить печатные издания после появления ноутбуков и наладонников. При кажущейся простоте вопроса и вроде бы очевидности происходящего, слишком уж много нюансов.

Анастасия Серебренник (Директор по маркетингу «Universal Music»):

Разговоры о том, что рекорд-бизнес умирает или уже умер, сильно преувеличены. Рекорд-лейблы, особенно крупнейшие рекорд-лейблы так или иначе являются правообладателями, и сейчас очень активно ищут, как бы продать имеющийся у них контент, поэтому  одним из новых течений политики стали так называемые 360-градусные схемы, когда ты подписываешь артиста не просто издать альбом, а со всеми составляющими, то есть его музыкальное творчество, занимаешься его концертами, получаешь проценты с его рекламных контрактов, и владеешь диджитал-правами, то есть правами на продажу всякого mp3 через интернет.

FUZZ: Вот уже становится интересно. Понятно, что в подобных компаниях не дураки сидят, и ждать пока всё рухнет, они не будут. Эти дяди так просто свою денежку не упустят. Ну хорошо, можно предположить, что желание лейблов зарабатывать так или иначе свои деньги – это ещё не сохранение «физики».
Анастасия: Российский рынок физических носителей растет и они очень востребованы до сих пор. Они хорошо продаются в России, поскольку очень долго их не было.
FUZZ: Ага, растёт, значит. Но это в России. А что происходит в остальном мире? Многие помнят занимательную историю с RADIOHEAD, когда группа выложила свой новый альбом в Интернет, предоставив слушателям самим решать, сколько за него заплатить.
Анастасия: В связи со слухом о смерти физических носителей, меня очень порадовала информация о том, что несмотря на то что группа RADIOHEAD выпустила свой альбом в Интернете, и очень хорошо продала его в Интернете, она потом выпустила «физику» и альбом стал чуть ли не платиновым по продажам. Те же люди, которые скачали его в Интернете, потом пошли и купили себе альбом для коллекции.
FUZZ: Получается, что люди, даже скачав альбом из сети, потом идут в магазин и покупают диск. Диск, который можно держать в руках, листать буклет и прочее подобное. Напрашивается вывод, что истерия некоторых мейджоров по поводу свободного скачивания, несколько раздута. Но к этому вернёмся чуть позже.
Итак, диски всё-таки покупают. Но может это удел кучки коллекционеров, которые собирают у себя дома музеи любимой музыки?
Анастасия: Если бы это было уделом коллекционеров, то я думаю, что русские мейджоры не стали бы в таких количествах выпускать дешевые локальные издания. Например, кириллика пользуется спросом.
FUZZ: Вот так вот. Все сидят в сети, качают всё, что только можно и нельзя, пластинки непостижимым образом продаются. А представитель «Universal Music» утверждает, что «2007 год для компании стал лучшим по финансовым показателям за всю ее карьеру».
Лукавит? Возможно. Но почему-то магазины с дисками пока не перешли в разряд антикварных лавок.
Анастасия: Может быть благодаря тому, что некоторые меломаны считают, что скачанный в сети альбом обладает худшим звуком. Некоторые фанаты культовых групп хотят поставить себе в коллекцию все синглы, все альбомы и все остальное прочее. Ну и кроме того некоторые люди старшего поколения не знают, как качать музыку из сети, поэтому покупают, например, альбомы группы АВВА на физносителях.
FUZZ: Ага, про старшее-то поколение мы и забыли. А оно ещё, мягко говоря, не всё перемёрло. Вот теперь представьте – дядечка лет 45-50 едет себе на машинке с работы (где он не пять копеек на дырку от бублика зарабатывает). И хочет он, например, вот сейчас послушать каких-нибудь LED ZEPPELIN. И хоть он и знает, как компьютером пользоваться, но не представляет, где и как качать бесплатно. И более того, не хочет на этом заморачиваться абсолютно. Потому что ему не надо «бесплатно». У него другие заботы в этой жизни. Он вполне может себе позволить зайти в магазин и купить сразу десяток дисков. Безо всяких заморочек на тему низкого битрейта, неполного комплекта песен и прочих прелестей этого самого «бесплатно». Плюс общение с грамотным продавцом может быть весьма интересным и познавательным. Вот вам и так называемый человеческий фактор. Можно возразить, что основные потребители музыки – подростки. А у них, как правило, денег не очень. Всё так, всё так, но рано или поздно они вырастают и начинают зарабатывать. И порой очень рано.

 

Алексей Аляев (Директор по развитию бизнеса «Союз Мьюзик»):
Известных артистов выпускать смысл есть и я не могу сказать, что произошел какой-то спад продаж. «Союз Мьюзик» выпускает в месяц до 50 дисков. Другое дело, что у нас в стране это традиция такая – не покупать музыку. То есть сначала ее запрещали, выходил на Мелодии сборник «Мелодии и Ритмы» и продавался два года миллионными тиражами. Ну, человек покупал себе в семью и ему ничего было не надо. А если он что-то другое хотел, он мог пойти и за 70 рублей купить DEEP PURPLE на толкучке (в советское время зарплата инженера составляла 120 рублей в месяц – прим. FUZZ). И поэтому когда пришла перестройка и прочее, сначала было пиратство кассетное,  которое чуть позже вытеснило дисковое, а легальный рынок доступных лицензионных носителей начался только с 2001 года. То есть минимум 11 лет культивировалась привычка покупать дешевые пиратские диски. Сейчас рынок по-прежнему на 90% пиратский. Кстати, пираты сейчас очень разумные, они ноль в ноль производят.

FUZZ: А вот тут картина совсем вроде бы грустная вырисовывается. Мало того, что музыкальный рынок в России появился относительно недавно, так ещё и народ к пиратству приучен со страшной силой. Получается, что предпосылок для легальных продаж в общем-то нет.
Алексей: Про пиратство ещё тема такая – вот вышла новая METALLICA или Мадонна, вот пираты слепили сто тыщ, скинули. Так что если говорить о тенденциях, то, наоборот, все перспективы для роста. Для этого только нужно победить пиратство, что вряд ли будет, конечно, сделано. Хотя сделать это достаточно просто. Условно говоря, в стране существуют минимум 25 заводов – производителей компакт-дисков. И куча нелегальных. А линию можно построить в трёх гаражах. Поэтому если закрыть на границе сырьевые потоки (а поликарбонат в России не производится), то всё – пиратство побеждено. Другое дело, что там бабки такие, что это никому не надо.
Последние три года происходит такая тенденция – приход больших западных ритейлеров. Т. е., больших легальных площадок. Таких как «Медиамаркты», «Ашаны» и т. п.
FUZZ: Получается, что в крупных сетях люди вынуждены покупать легальные диски. Это понятно. А что по поводу смерти «физики»? Может быть проще продавать через Интернет, а «физика» останется уделом коллекционеров?
Алексей: В конечном итоге, видимо, так и будет – останется коллекторский продукт, который будет просто лучше по качеству. Вот, например, сейчас продажи винила растут на 20 процентов в год. Другое дело,  что продажи по сути копеечные. К тому же такой момент – повысилось благосостояние людей. И появилась такая прослойка, которая не покупает пиратку. И уже отказалась от покупки лицензий, и покупает фирменную продукцию. Почему именно фирменную? Потому что при всех потугах лицензионщиков (а их не так и много), ни одного нового лицензионного игрока не появилось. Это не сырьевой бизнес, тут рентабельность низкая. Плюс, понятно, что все мейджоры расхватаны. И мейджоры среди независимых взяты тоже. Так что идёт рост импорта. И явный рост продаж каталогов специализированных. Грубо говоря, всяких редкостей. Народ стал больше зарабатывать и больше тратить. Хоть среднего класса как такового у нас нет, но есть некое подобие.

Максим Былкин (Директор по промо-маркетингу «Союз Мьюзик»):
Ты мне показывал, когда в 2002 на вокзале в Питере MOTORHEAD пиратский себе купил, там были не просто ранние "моторы", там еще и редкости, которые поискать надо.

Сейчас идут всяческие юбилеи изданного в 60-70-х. Т. е. переиздаются старые альбомы с разными бонусами.

Алексей: Практически все мейджоры сейчас переиздали весь свой классический каталог в виде двойников. Т. е. происходит следующее – в 70-х меломан купил альбом на виниле, потом кассету в машину. Потом первый компакт. Потом ремастированный компакт. А сейчас он покупает двойной компакт.
FUZZ: Ну, тут понятно, продать альбом дважды, а ещё лучше трижды – это святое. А если верить вышесказанному, то кто-то это всё покупает. И покупает много. В таком случае напрашивается вывод, что слухи о смерти «физики» и рекорд-бизнеса как такового преждевременны и основаны скорее на домыслах, нежели на реалиях. Но ещё хотелось бы разобраться с бесплатным скачиванием. Это действительно серьёзная проблема для рекорд-индустрии или откровенно раздутый мыльный пузырь?
Алексей: На Западе серьёзные продажи альбома идут через интеренет. Понятно, что всё можно скачать. Но. Там есть определённая правовая культура. И плюс определённая инфраструктура в плане оплаты по карте. В России, конечно, растут легальные веб-площадки, но мы пока рассматриваем это не как дополнительный источник дохода, а как фьючерсную площадку. Но. Я считаю, что скачивание – это благо. Люди качают часто то, что они не слышали. И потом уже хотят купить пластинку. Многие качают из сети чисто в ознакомительных целях.
Мейджоры привыкли за последние 20 лет жировать. Они не создали ни одного нового музыкального тренда. Порой происходило так – раскручивался сингл, потом выпускался альбом. А альбом мог оказаться откровенным довеском к синглу. А сейчас благодаря Интернету люди стали больше общаться и обмениваться инфой. И альбом хлама они уже покупать не будут. Т. е. мейджоры действуют тупо с позиции силы – засудить кого-нибудь и т.д. А уже наступила другая эра.
 

Виктор БУРАВКИН
Теги:
Комментарии
Отправить