ПТВП. Бешеный интеллект

27 октября 2009 года, 12:06 0
Кофе и сигареты на уютной кухне студии Алекса ФЕДЕЧКО-МАЦКЕВИЧА. Сегодня здесь говорят о Бодлере и Прусте.
ПТВП. Бешеный интеллект
В черном облачении, но вовсе не мрачный Лёха Никонов из ПТВП отвечает на вопросы читателей. Отвечает прилежно и вместе с тем эмоционально, словно каждый читатель сидит сейчас перед ним. И искренне удивляется повышенному интересу к группе: “Ничего себе, столько вопросов! Из разных городов! А что, нас так много народу знает?” 
В каком возрасте и под воздействием каких обстоятельств у вас появилась непримиримость к окружающей действительности?
Елена Чумаченко, СПб

Алексей Никонов: В 6-м классе в школе №7 города Выборга. Потому что я вдруг на все взглянул другими глазами. А вторично она появилась в 24 года, когда я начал играть рок.
Почему вы стали заниматься музыкой? Ксюха “Чума”, СПб
Алексей: Это произошло совершенно случайно. Потому что я поэт, и как музыкант себя не позиционирую. Однажды меня вытащил на сцену один мой очень хороший друг и дал мне в руки микрофон. Я начал петь какую-то ерунду, и вдруг получил удовольствие, сравнимое с оргазмом. И мне стало от этого тяжело отказаться, как тяжело отказаться от оргазма.
Кого вы считаете своим идейным вдохновителем? Елена Настоящая, Луганск
Алексей: Если я скажу, что считаю своим вдохновителем Густава Флобера, это будет правдой. Чтобы объяснить, почему, понадобится 300 листов текста, а это для журнала обременительно. Ну, если вам хочется знать, то это еще и Набоков и, конечно, Ян Кертис, не говоря уж об Эдике Старкове.
Вы ставили на популярность? Что (какие исполнители) повлияло на ваше творчество? Анна Костина, Александровское Томской обл.
Алексей: На популярность мы не ставили никогда. Я, конечно, сейчас упрощаю, но, думаю, большинство пацанов, когда начинают играть, хотят быть похожими на Курта Кобейна, Сида Вишеса, но никак не мечтают стать поп-рокерами. В связи с этим вспоминаю услышанные по телевизору слова Бари Алибасова. Обращаясь к музыкантам, он сказал: “Все мы проституты, потому что бомбим за бабло”. Мы сейчас живем в оппортунистическое время, когда никто никому не верит, никто не верит в идеалы. И те тысячи молодых пацанов, которые бомбят у себя в подвалах, — они что, занимаются этим, чтобы стать проститутами? Это явно не так. И вот этот идеализм, который гнобится всюду, для меня всегда будет важнее, чем какая-то там ходульная популярность. В общем-то, мне неизвестно до конца, популярны ли мы, но мы на это не ставили. Потому что я никогда не хотел стать кем-то типа Ромы Зверя.
Почему “спагетти-панк”? Михаил Баев, СПб
Алексей: Я столько раз отвечал на этот вопрос! Ну, если вам не нравится спагетти-панк, назовите это глэм-панком.
Почему так много взято от группы SEX PISTOLS? Екатерина Борзова, СПб
Алексей: Это, наверное, касается только нашего первого альбома “Девственность”. У нас все альбомы разные. И если вы возьмете “Девственность”, там, возможно, услышите какое-то отношение к SEX PISTOLS. Да, когда писали эту пластинку, я был наслушанным этим коллективом. А кто не был ими наслушан в свое время? Сейчас понятно, что это ретро-музыка.
RAMONES или SEX PISTOLS, ТАРАКАНЫ! или ПУРГЕН? Дмитрий Миллионов, Хорлово Моск. обл.
Алексей: Ох, сложно. Я ничего не могу выбрать, потому что я не сторонник всех этих групп. Я бы выбрал JOY DIVISION иСОЛОМЕННЫХ ЕНОТОВ. Нет, я бы скорее выбрал группу ХИМЕРА. Это больше похоже на настоящее искусство, чем то, что здесь написано.
Кто вам нравится из российских панков? Старый Пионэр, Саров Нижегородской обл.
Алексей: Мне нравятся московская группа СОЛОМЕННЫЕ ЕНОТЫ, питерская DISTRESS, выборгская СВИНЬИ В КОСМОСЕ, но последние, скорее, играют панк-кор. Некоторые песни АДАПТАЦИИ. Что такое российский панк? Многие подразумевают под ним редкое течение. Я в это слово вкладываю несколько другой смысл. Панк — это когда играть не умеешь. А когда начинаешь учиться играть даже те самые три аккорда “профессионально”, и превращаешься в профессиональную группу, ты уже не будешь панком. Для меня это не стиль музыки. Кстати, альбом ЛЕНИНГРАДА“Дачники” я считаю панк-альбомом.
Панки должны выражать протест. Какой он у вас? Елена Резниченко, СПб
Алексей: Согласен, должен. Какой он у нас? Послушайте наши альбомы и почитайте мои книги “НеХардКор” и “Техника быстрого письма”. А если говорить конкретно, то это протест против любых идеалистских догм, которые нам навязываются с пятилетнего возраста. Об этом тоже нужно писать страниц триста.
Почему ваш последний альбом назван “2084”? Тоня Мартыненко, Иркутск
Алексей: Понятное дело, это отсылка к Оруэллу. И мне почему-то кажется, что то, что мы наблюдаем сейчас, очень похоже на оруэлловское повествование. Сейчас даже в панк-клубах в туалетах и гримерках установили камеры наблюдения... Хотя “2084” — это альбом о любви. Знаете, наша главная идея в том, что все пластинки должны быть разными. Этот альбом, в первую очередь, лирический.
Считаете ли вы себя после выхода “2084” настоящей панк-рок-группой? Дмитрий Боклагов, Белгород
Алексей: А почему нет? Я понимаю сарказм вопроса. “2084” может показаться несколько приглаженным. Но этот альбом на самом деле являлся для нас авангардом, потому что мы-то всегда делали песни типа “один куплет”. Или еще какую-нибудь фигню. А тут два припева, проигрыш, два куплета. Для нас это супер-авангард и супер-эксперимент. А мнение остальных нас никогда не волновало. Так что я действительно считаю нас панк-рок-группой, потому что у нас проблемы с милицией, с аппаратом, с властями. К тому же, я не умею ни петь, ни играть. Как, впрочем, и остальные музыканты из моего коллектива.
Что для вас главное в творчестве ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ, — если вы считаете это творчеством? Михаил Ржевский, Зеленокумск Ставропольского края
Алексей: У меня странное отношение к этой группе. Летов умудрялся штамповать по пять альбомов в год. Прямо как Солженицын. И, собственно, он сейчас на него становится похожим.
Как вы понимаете стиль “панк-рок”? То, что играете вы, и что играет ГО, очень не похоже в плане звучания. Сергей Поляков, СПб
Алексей: Слава Богу, что не похоже. Летов, разумеется, неординарная фигура, и не стоит отрицать его талант. Но этот чувак из другого окопа. И наши идеи лежат совершенно в другой плоскости, нежели расхожая штампованная пошлятина патриотического коммунизма. А как я понимаю стиль “панк-рок”, я уже сказал.
В чем, по-вашему, отличие панков от других (читай простых) людей? Яника, СПб
Алексей: Простых людей, по-моему, не существует. Существуют обстоятельства или людская лень. Я знал только трех панков. Один из них Эдик Старков из ХИМЕРЫ — настоящий панк. Еще я знал девчонку. Она проститутка, торчит на героине до сих пор. Тоже настоящий панк. И третий — был у нас гитарист, мы с ним играли до 1997 года, но он умер от героина. 
Вы никогда не думали, что творчество вашей группы меняет мироощущение и вовлекает в депрессию? Почему в песнях присутствует очень неуважительное отношение к женщинам, как будто это существа падшие? Любовь Григорьева, Гатчина, СПб
Алексей: Очень странный вопрос. Неуважительное отношение к людям — возможно. Женщины, мужчины — какая разница? В этом вопросе я вижу сексизм. Если бы я был гомосексуалистом, мое неуважительное отношение проявлялось бы только к мужчинам. Опять-таки, речь идет о “2084”. Это очень личный альбом. В нем я говорю о невозможности любви в социологической среде, которую мы сами себе выстроили. А что касается депрессии, у нас песни разные и альбомы разные. Вот “Гексоген” я бы не назвал депрессивным, там много смешных песен. “2084” — лирический альбом. А в “Порномании” вообще все весело.
Я убежден, что все люди — существа падшие, о чем и говорю очень и очень долго. Я не считаю, что это плохо. Каждый человек проходит этот путь. Как сказано в Писании, “Искушения огненного не чуждайтесь как приключения для вас странного”.
Не считаете, что успех к вам пришел несколько поздно? Дарина Семенова, СПб
Алексей: Успех меня мало интересует. Возможно, для рока поздновато. Но я, в первую очередь, поэт. А успех поэта может прийти и лет через 300. И это вовсе не поздно.
Каково чувствовать себя отморозками №1? Андрей Гаврилов, СПб
Алексей: Ох…енно, чувак! Ох…енно! С ментами, правда, проблемы постоянные. Это самый лучший вопрос! Спасибо, пацан!
Вы панки, но почему у вас так много жесткого мата? Татьяна Ермольчик, Красноярск
Алексей: Вопрос содержит в себе противоречие. По-моему, панки должны употреблять мат, это же язык улиц. У нас в песнях мата нет. В стихах используются арго, которые вы называете жестким матом. Я пытаюсь говорить на современном языке, как это делал Пушкин, а вслед за ним Маяковский. Ведь только на политическом уровне в России революция возможна сверху вниз, а не наоборот. А в искусстве настоящие идеи приходят снизу. По крайней мере, в ХХ веке. Последним писателем такого ранга дворянского, по-моему, был Марсель Пруст. Все остальные писатели были из низов, начиная с Буковски, не говоря уже о Бродском. По-моему, это один из главных русских поэтов. Ой, что-то я отвлекся...
Вы только на сцене такие агрессивные или в реальной жизни тоже? Людмила Иванова, СПб
Алексей: Разве я агрессивный? Все зависит от концерта, на котором вы были. Если я был агрессивен на каком-то концерте, значит, в этот день я был именно таким. На каком-нибудь другом концерте я был обфигаченный чем-нибудь, и мне было весело. Но в реальной жизни я агрессивный. Но, так как я взрослый, я эту агрессию сублимирую в стихи и песни.
Эпатажное поведение на сцене (Премия FUZZ) — часть имиджа группы? Ольга Иванова, СПб
Алексей: О, я ненавижу выражение “имидж группы”! А что я делал на том концерте? Я просто пел, что нынешний режим не имеет права на существование. А на песне “Права Человека” выбежал голый пацан. Но человек имеет право на все. Это его выбор, и мое глубокое убеждение, что человека никто не имеет права ограничивать. Не вижу никакого эпатажа. Это совершенно осознанная позиция.
Вы читаете FUZZ? Сергей Сидоренко, СПб
Алексей: Когда мне говорят, что там написали про ПТВП, почитываю. А так я не читаю журналы и газеты. Только книги.
Панк и фото в глянцевых журналах несовместимы — или как? Евгений Митяйкин, Первомайск Нижегородской обл.
Алексей: В этом есть истина. Сидеть в подполье всю жизнь — это хорошо, но кто-то должен говорить. Сейчас никто не говорит ни о Беслане, ни о режиме. Потому что у всех есть, что терять. У одних студии, у других контракты. У панк-групп этого нет. Они могут говорить, что хотят, чем и должны пользоваться. Вчера фашисты убили музыканта около гостиницы “Октябрьская”. Это что, нормально? Я только слышу вокруг: “Зае…ал социальный рок, зае…ал социальный рок”. А где вы слышали социальный рок? То, что поют DDТ или АЛИСА? Глянцевые журналы — это доступ к мозгам, пусть даже обывателей. Но у них есть братья и сестры, может быть, и не обыватели. В данный момент в этой трибуне я вижу свою поэтическую задачу.
За какую сумму сыграли бы на корпоративной вечеринке? Александр Сабинин, СПб
Алексей: Мы бы никогда не сыграли на корпоративной вечеринке. И ни на одном политическом концерте. Нам, кстати, многие предлагали. Играем только на антифашистских, причем бесплатно. Корпоративная вечеринка — невероятно! Нет, я бы даже сыграл бесплатно. Но представляете, что бы было с этой вечеринкой? Или меня бы е…нули. Так что, чувак, ты мне смерти желаешь.
Хотелось бы вас увидеть в “Фабрике звезд”. Когда? Андрей Котин, Кингисепп Лен. обл.
Алексей: Ты чего, офигел, чувак? Ну, за такой вопрос ты можешь подъехать, и мы поговорим.
Какие проекты намечаются? Будет ли проект с ПСИХЕЕЙ? Никита Семенов, Пермь
Алексей: Я записал сейчас второй сборник стихов на CD. В 2006 году выйдет наш новый альбом “Свобода Слова”. Также выйдет концерт в “Red Club”, который был записан совершенно случайно. Альбом “Другие Стороны”, где собраны старые демо-записи и песни, не вошедшие в альбомы. У меня сейчас бредовая идея — в один год выпустить 4 пластинки. Сейчас еще я пишу третий сборник стихов, который завершит мою трилогию “Галлюцинации”, но это года через три. Проектов с ПСИХЕЕЙ пока не намечается. Ну, Дима Парубов иногда приглашает меня на некоторые песни читать стихи.
Как дела с трибьютом ХИМЕРЕ? Выйдут ли альбомы “Девственность” и “Действительность” на CD? Александр Андреев, Межники Ленинградской обл.
Алексей: Трибьют ХИМЕРЫ фактически есть. На нем 26 песен. Его просто пока не выпускают. Про альбомы тоже не знаю. Если мне какой-нибудь чувак предложит их выпустить, я только за. 
Правда ли, что Э. Старков (ХИМЕРА) был барабанщиком ПТВП? Виталий Кочаров, Пятигорск Ставропольского края
Алексей: Да, первоначальный состав — Эдик Старков на барабанах, Коля, наш гитарист, который умер, Гриша, который сейчас в церкви звонит в колокола, и я. Мы тогда играли на ходу, ни фига не делали, и это были реально веселые времена. И именно тогда я понял, что мне пора заниматься чем-то настоящим, от чего я ловлю кайф.
Считаешь ли ты себя выдающимся поэтом? Есть ли у вас идея сделать еще один кавер ХИМЕРЫ? Алексей Белоусов, Москва
Алексей: Мы играем на концертах песен шесть ХИМЕРЫ. Вот сейчас зима, — мы играем “Зимний Синдром”. ХИМЕРА для меня была и остается одной из главных русских андерграундных групп. Да, я считаю себя выдающимся поэтом. У нас в России есть такие. Родионов, Немиров — хорошие поэты. И, собственно, я. Я считаю себя выдающимся еще и потому, что Родионов и Немиров, которые поталантливее, чем я, все-таки пишут иронические стихи. В то время как я более лирический поэт. Сложный вопрос, кто из нас лучше, Немиров или я. Нет, все-таки я считаю себя лучше, чем Немиров. Хотя признаю, что это серьезное заявление. 
Отдельное спасибо за потрясшую мой мозг фразу: “Лучше быть плохим поэтом, чем хорошим жополизом”. Светлана Брусова, СПб
Алексей: Пожалуйста. В некоторых вариантах последнее слово меняется на “журналистом”, если журналист мне не нравится. Это, наверное, про то, что я плохой поэт, да?
Как вы считаете, есть ли у поэзии будущее? Никита Ломаев, Екатеринбург
Алексей: Да, есть. Как и настоящее, и прошлое. Поэзия была всегда. И герои нашего времени барыги — это все иллюзия. Они никогда ими не были. И если вы посмотрите на историю человечества, это история поэтов, солдат и политиканов. А про торговцев и барыг никто не вспоминает. Я видел очень много народу, которые слушают стихи. Что меня самого весьма удивило. Поначалу я писал стихи для 20-30 человек. Раньше ко мне подходили выборгские бандиты и просили почитать что-нибудь. А я им читал Бодлера, раннего Сорокина, которые по мозгу бьют. А потом мне надоело, и я решил сам что-то писать. С чего, собственно, все и началось.
Будут ли у вас сольные концерты в Москве? Можно ли где-то прочесть информацию о группе и биографию ее лидера? Марина Оголь, Москва
Алексей: Планируется концерт 18 декабря в клубе “Tabula Rasa”. Прочесть информацию можно на сайте www.nehardcore.narod.ru. И там же есть два сборника моих стихов.
Почему вы выбрали такое странное название? Сергей Щелкунов, Лодейное Поле Лен. обл.
Алексей: Когда я начинал проект с Рэтдом, я хотел сделать все романтично. Очень любил THE СURE и JOY DIVISION, и название ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ мне показалось офигенно романтическим. Хотя в него можно вложить какой угодно смысл. Например, можно впихнуть 1968 год. А я бы еще сравнил это с сегодняшними событиями в Париже. Месяца два назад мы играли там концерты, и тогда я кое-что говорил об эмигрантах, а меня никто не послушал. Вот и результат. Теперь это название не странное, Сергей. Теперь это реальность.
Как бы вы могли называться, если б назывались как-нибудь иначе? Вы любите фильмы ужасов? Михаил “Дикий” Русин, Береза Брестской обл.
Алексей: Я обожаю фильмы ужасов, особенно Ардженто и фильмы 80-х годов. Трилогию Ромеро про мертвецов. Люблю качественный хоррор, особенно если много крови... Как бы мы могли назваться? ПТВП переводилось как ПОШЛА ТЫ В П…ДУ. За что однажды меня забрали в милицию.
Катались ли вы на танке, и если да, какие были впечатления? Кристина Лихова, СПб
Алексей: Никогда не катался. Я залезал на него в пионерском лагере. А внутри не был. Эх, бы я прокатился по Кремлю.
Вы стебетесь над всеми, даже над политиками. А как вы относитесь к Жириновскому? Павел Осипов, СПб
Алексей: Как к примечательному оратору и очень смешному комику, но не стоит его недооценивать. Мне кажется, он имеет близкие отношения с ФСБ. На нем эта служба проверяет реакцию людей на свои будущие действия. Жириновский выдает их в сильно преувеличенном виде, учитываются среднестатистические данные, и если народ особо не реагирует, действия смягчают и вводят. Если реагирует бурно, их откладывают на неопределенный срок. Как анархист я отношусь к нему отрицательно, как поэт отношусь положительно. По-моему, он что-то даже делает в искусстве. 
Что ты вкладываешь во фразу “Я ненавижу русский рок”? Алексей Киреев, Москва
Алексей: О, наконец-то! Алексей, спасибо, как давно я ждал этого вопроса! Почему вы не заглянете в словарь Ожегова или Даля и не посмотрите, что значит слово “рок” на русском языке? Я не пользуюсь английскими словами. Если вы думаете, что я начал свой альбом с того, что гнобил разных интересных персонажей, вы глубоко заблуждаетесь. Эта песня о невозможности любви в этой стране. Многие меня обвиняют в ложном пафосе, но этот пафос был мне необходим для того, чтобы подчеркнуть, что люди, которые по-настоящему могут любить, — практически святые.
Винтовка — это праздник? Людмила Верещагина, Вологда
Алексей: Опять Егор Летов. Кровь — это грязь. Вот как я отвечу.
Как вы относитесь к скинхэдам? Денис Белов, Белово Кемеровской обл.
Алексей: Крайне отрицательно.
Нравится ваш тихий городок Выборг. А многое ли он дал вашим песням? Станислав Киркач, Первомайский Челябинской обл.
Алексей: Да, много. И стихам тоже.
Леха, ты видишь цветные сны? Татьяна Егорова, Шлиссельбург Лен. обл.
Алексей: Да, каждую ночь вижу сны. И они всегда цветные. И некоторые с продолжением. Сны как серии. Бывает, лет в 12 видишь сон, а спустя много лет следующая серия. Думаешь, это уже было. Об этом знаешь всю жизнь. Все это меня толкает на написание стихов.
Любимая группа, кроме ПТВП? Дмитрий Ковтун, Новомосковск Тульской обл.
Алексей: THE CURE. Группа, которую я слушаю всю жизнь. И песни знаю наизусть. Самая главная.
Понедельник — тяжелый день для группы? Юлия Васильева, СПб
Алексей: Для меня нет. А для нашего бас-гитариста — однозначно. Потому что это единственный человек из нашего коллектива, который работает. 
На какой стороне груди носит (если носит) бейдж ваш барабанщик — студент Университета профсоюзов? Эля, СПб
Алексей: По-моему, он носит его на ширинке, детка.
Любите ли вы читать книги? Если да, то какие? Александр Донцов, Воронеж
Алексей: Я только их и читаю. Я очень книжный человек, когда трезвый. Люблю Селина, Набокова, Толстого. Неоднозначно отношусь к Достоевскому. Люблю Ницше и Розанова, Ерофеева (конечно, не Виктора) и в то же время дневники братьев Гонкур. Люблю книгу Марселя Пруста “В поисках утраченного времени” и Джека Лондона “Морской волк”. Чарльза Буковски и “Улисса” Джойса. Люблю Зощенко. Я знаю, что начну читать книжку, а лет через десять найду в ней что-то новое. И это и есть, по-моему, признак классики. 
Что из прочитанного в последнее время произвело наибольшее впечатление? Александра Душенькина, СПб 
Алексей: 3 книги: Селин “Путешествие на край ночи”, “Прошу, убей меня” — биографии рокеров и “Мы дети вокзала Цо” некой Кристины Ф. Потрясающий язык.
Скажите честно: вы хотите Мэрилин Монро? Дмитрий Финягин, Москва
Алексей: Нет, это не мой стиль. Ненавижу большую грудь. Люблю маленькую.
Алекс ФЕДЕЧКО-МАЦКЕВИЧ

FUZZ 12 2005 

Комментарии
Отправить
Лидер ПТВП отвечает на блиц-вопросы Fuzz
16.09.2015, 11:52 5
В декабре вышел в свет новый поэтический сборник лидера группы ПТВП Лехи Никонова. О новых стихах, политике и морали Никонов поведал в интервью порталу FUZZ.
16.07.2013, 16:18 0
По сообщению внутреннего источника, крупная петербургская концертная площадка может закрыться в конце нынешнего года.
15.03.2013, 10:42 0