Женя Любич: "Я абсолютно открыта к различным экспериментам"

Женя Любич: "Я абсолютно открыта к различным экспериментам"

31 июля 2013 года, 14:10 0
Об образе женщины на современной сцене, философии экзистенциализма и причинах остаться в России - в нашем видеоинтервью с певицей.

Женя Любич, о которой два года назад никто слыхом не слыхивал, постепенно съезжает с волны популярности, приобретенной во время работы с Nouvelle Vague. Тем не менее, она все так же очаровательно похожа на Наталию Варлей и все так же фантастически поет. Но по её манере держать себя собранно и не растрачивать себя по мелочам видно, что построение сольной карьеры - труд непростой. За три дня до ее концерта в  клубе Jagger мы встретились с Женей и обсудили с ней пару вопросов.

FUZZ: За последние годы появилось множество женщин-исполнительниц вроде Adele и Lana Del Ray. Не боитесь затеряться на их фоне?

Женя Любич: Ну, каждая названная вами героиня отличается яркой индивидуальностью, уникальностью, харизматичным стилем. Своим стилем, авторским. И я тоже надеюсь, работаю, полагаясь на эти принципы. И в этом смысле мы все очень разные. Я теряюсь иногда, когда я ищу какие-то новые звуки для какой-нибудь песни. Я не всегда знаю, как правильно. И все время нахожусь в каком-то поиске. Но бояться — нет, не боюсь.

FUZZ: На ваш взгляд, есть ли разница между песней, которую написал мужчина и той, которую написал женщина?

Женя Любич: Я думаю, что разница есть, но мне всегда больше нравился мужской стиль. В плане литературы, поэзии и даже музыки. Потому что мужчины, как правило, тяготеют к обобщению и вообще к какой-то философской истине. К поиску, опять же, каких-то моментов, аспектов в общем и целом. Это не жалостливые письма подруге, в которых описывается очень частная несчастная любовная история. И мне как раз близко обобщение. Естественно, у меня есть песни, которые, я бы даже сказала, девичьи. Мне от этого как-то не уйти. От себя не уйти в какой-то степени. "смеется" Но я стараюсь, в то же время, писать о чем-то большем, чем какие-то женские темы или девичьи размышления. Есть песни о городе, есть песни, в которых я иронизирую по поводу социальной ситуации в нашей стране. Песни «Степной волк», «Кризис момента» - они, в общем, имеют отношение к этой теме. Порой это просто размышление на тему того, что уже сегодня мы не такие, какими были вчера. Сами, все вообще, мы. Вот я смотрю на себя в зеркало сегодня утром и понимаю, что что-то изменилось во внутреннем плане. Уже прошла какая-то жизнь внутри меня этой ночью, может быть, и какие-то мысли столкнулись друг с другом и уже что-то поменяли во мне. А что уж говорить про других людей! Так там вообще... Это не всегда то, что мы видим.

FUZZ: Важно ли девушке-певице быть женственной (носить каблуки, платья, красить губы)?

Женя Любич: Ну вот из всего вами перечисленного я, пожалуй, да, люблю платья, но мне кажется, что в целом это не так важно. Взять ту же Земфиру, к примеру. Ей, по-моему, вообще все равно как она выглядит на сцене. Самое главное — какие песни они пишет. Для меня - да, мне важно, как я чувствую себя на сцене. Потому что, как ни странно, не только внутреннее состояние влияет на  тонус и даже на то, каким будет концерт, но порой и какая-то внешняя атрибутика. Она, особенно на первых порах (а я все еще думаю, что я еще на первых порах), помогает, да. Вот иногда я надеваю какое-то платье и в этом платье и чувствую себя определенным образом. Я буду это педалировать и играть с этим. В другом каком-то, может быть, более строгом наряде я буду совершенно по-другому себя вести. В общем, я могу сказать, что лично на меня влияют эти вещи. Еще Оскар Уайльд говорил, что только поверхностные люди не судят по внешности. Это на самом деле фактор, который свидетельствует и о внутреннем состоянии, и о каких-то внутренних моментах.

FUZZ: Какие ваши личные переживания легли в основу песни Russian Girl?

Женя Любич: Ну, тогда я все время проводила во Франции, в Париже. Это была отправная точка всех наших поездок и туров с группой Nouvelle Vague. Это была точка возврата. И очень много времени мне приходилось проводить именно с людьми другой культуры, которые говорили не на родном для меня языке. И мне приходилось находить с ними общий язык, не только вербальный, но и еще невербальный. Эти вот культурные разности они давали о себе часто знать. Еще до того, как я оказалась во Франции, я жила еще и в Америке, когда училась в Bard College Of Liberal Arts and Sciences. И вот там я особенно остро ощущала какую-то свою связь с Россией, и мне очень хотелось просто сбежать в какие-то моменты. Сбежать на свою родину. И я видела разности восприятия. Наверное, все это вместе привело к тому, что была написана песня Russian Girl. Потому что, безусловно, и нас воспринимают там, зарубежом, определенным образом: есть какие-то стереотипы, которые, с одной стороны, хотелось как-то опровергнуть, а с другой — над ними как-то посмеяться и, в то же время, о них сказать. И я, на самом деле, не только иронизирую над русскими, я еще, конечно же, иронизирую над иностранцами, которые подобным образом воспринимают русских. То, о чем я пою в песне Russian Girl одновременно и что-то очень реальное,. Действительно, есть такие русские с размашистой душой и боевым характером. И, в то же время, медведи не гуляют у нас по улицам, как мы знаем. Да и не каждый вечер заканчивается пьянкой и водкой. Хотя и это бывает. "смеется"

FUZZ: Сильно ли повлияло на вас сотрудничество с Nouvelle Vague (Новая Волна)? Когда русская девушка и французская группа играют музыку из Латинской Америки?

Женя Любич: Nouvelle Vague - это вообще определенная, я бы даже сказала постмодернистская концепция, где действительно намешано очень много разных культурных явлений. И в результате рождается что-то абсолютно что-то новое, чего не было до этого. Там не только латиноамерикансие мотивы, разумеется. Чем дальше развивалась группа, тем больше появлялось какого-то рокового звучания, блюграссового звучания. Есть у них даже песни в стиле регги и ска. Но это все равно очень мягкий саунд, свойственный для саунда боссановы. А концепция группы заложена в их названии. "Новая Волна", да. Песни "новой волны", песни 80-х используются в качестве основы, которая переделывается и подается в саунде боссановы, в этой мягкой подаче. Причем есть всякие примеси и дополнительные обращения к другим стилям. Но общая подача взята от философии кино - нового реализма, «новой волны» 60-х: Годар, Брессон, прочие представители той школы. Игра с условностью, реальностью, ирония, самирония. В то же время, очень яркие образы. Иногда у девушек, которые поют в этом проекте образы роковых героинь. Иногда — наоборот, это что-то очень наивное. Сама наивность прямо. Иногда это все очень просто. Но за этой простотой открывается такой драматизм, который не был до конца раскрыт в оригинальных версиях этих песен. В общем, да, это был очень интересный опыт. Тем более, что я до Nouvelle Vague практически не соприкасалась с чужим материалом. Я писала свои песни и как-то потихонечку их там себе под нос пела. А когда я оказалась в группе Nouvelle Vague, то столкнулась с необходимостью попробовать очень разные роли и примерить очень разные наряды, очень разные маски и платья, имиджи и образы.  И, безусловно, мне очень понравился этот постоянный акцент на перевоплощении, постоянная игра с контрастами. В этом для меня рождалась драматургия, и теперь я пытаюсь все это использовать в своем сольном авторском проекте, в своих песнях.

FUZZ: Вы будете продолжать сотрудничество с Nouvelle Vague? Есть ли у вас какие-то другие проекты?

Женя Любич: Я абсолютно открыта к различным экспериментам. И дуэтам, и не дуэтам, и вообще. "смеется" Безусловно, больше внимания я сейчас уделяю своему сольному проекту, и, слава богу, что-то получается. Особенно в России. Тут я ощущаю отклик на то, что я делаю, и это очень круто и очень прикольно. Что же касается Nouvelle Vague, то тот, кто туда попадает, уже автоматически там остается. То есть, уйти из этой группы невозможно. Ведь известный факт, что девушки-вокалистки, которые участвовали в записи альбомов, никогда не участвовали в концертах. И, тем не менее, они являются частью этого проекта. Мне же повезло — я  являюсь частью и студийной работы. Я это попробовала и теперь мой голос звучит в нескольких треках на третьем и четвертом альбомах Nouvelle Vague – NV3 и Couleurs Sur Paris соответственно. Также я до сих пор участвую в их концертах. В особенности, когда они приезжают в Россию — они меня зовут. Если это не совпадает с моими сольными концертами. Вот недавно они были в Москве, но я не смогла к ним присоединиться в этот день, потому что у меня был свой концерт в этот день с группой. Но мы, естественно, увиделись в Москве, все пообнимались, поприветствовали друг друга. Кстати, Марк Колин — продюсер группы Nouvelle Vague,  этой осенью запланировал выпускать мой альбом C'est La Vie еще и во Франции. Туда добавится пара треков на английском.

FUZZ: А как же "Степной Волк"?

Женя Любич: А «Степной Волк» - это EP. Я даже не могу назвать это альбомом — это эксперимент, состоящий из пяти треков, В записи принимали участие мои петербургские коллеги, друзья. К примеру, Стас Березовский, гитарист. Он долго играл в группе Сплин. У него есть еще и свои песни и свой сольный проект — Berezoffsky Orchestra. Также в "Волке" принимает участие Денис Кириллов — он играет на клавишных. И, кстати, у него в Петербурге замечательный проект Toys Market, где он тоже выступает как клавишник. Потрясающая группа, очень рекомендую. Дима Турьев в этом альбом сыграл на басу. В моей группе еще играет на контрабасе периодически. Он был вынужден освоить этот инструмент — это было условием попадания в мой проект. "смеется" И он прекрасно справился с этой задачей. А на EP «Степной Волк» он также занимался мастерингом, сведением. Хотя нет, мастеринг делал Борис Истомин, но Дима все равно проявил себя в технической части. Андрей Иванов, барабанщик. Он нередко принимает участие в концертах Billy's Band, с которыми мы дружны. И вот вы спрашиваете про какие-то коллаборации и сотрудничество. Да, иногда мы видимся и у нас все время возникают идеи какого-нибудь совместного творчества. Может быть, во что-то это и выльется.

FUZZ: Почему вы не строите карьеру здесь, а не за границей?

Женя Любич: В первую очередь, это мои песни на русском языке. Потому что это невероятно круто и просто потрясающе — петь на родном языке для людей, которые понимают тебя без перевода и без дополнительных объяснений. Они реагируют с иронией там, где есть ирония. Они внимательно слушют затаив дыхание там, где какой-то драматический или серьезный момент. И раз уж этих песен немало, мне бы хотелось ими делиться и что-то с ними сделать в первую очередь здесь, в России. Так сложилось, кроме всего прочего, что все это было никому не нужно, по большому счету, до моей работы с Nouvelle Vague. А когда эта волна слухов обо мне и волна интереса поднялась, то было глупо не попробовать все эти песни на русском спеть здесь и поделиться ими. Кажется, все складывается пока неплохо, тьфу-тьфу. «смеется» Хотя, опять же, все мои музыкальные знакомства и связи за рубежом никуда не деваются и никуда не пропали. Вот сейчас я сотрудничаю с французскими электронщиками Стефаном Пумпуньяком и Маликом Малари. Уже два раза я с ними выступала в Абу-Даби, столице Арабских Эмиратов. И периодически мы пишем совместные новые песни. Я постоянно на связи с Марком Колином. Он сейчас услышал несколько моих новых песен и тут же появилась идея совместной записи. В общем, все это как-то само собой развивается и происходит. И в этом есть свой кайф, потому что  я не контролирую эти вещи и не планирую. Поэтому каждый раз удивляюсь все больше и больше тому, что со мной происходит, и замечаю это. Потому что если бы я все это планировала, то это было бы как по накатанной, по плану. Я бы уже этого ждала и, может быть, расстраивалась бы,  если бы  что-то не получалось. А так у меня нет каких-то ожиданий, но я постоянно открыта к тому, что может произойти. Видимо, поэтому все так и происходит.

FUZZ: Считаете ли вы себя готовой к общемировой известности?

Женя Любич: Ну,  конечно. Мне кажется, любой артист, художник, тот который по-настоящему этим занимается,  должен быть к этому открыт. Готова я к этому или нет — пускай решают пространство и время вокруг меня. Я, в принципе, была бы непротив такого развития событий. "смеется"

FUZZ: В ваших песнях чувствуется влияние философии экзистенциализма. У вас есть любимая книга Жана-Поля Сартра ил кого-то из представителей этого учения?

Женя Любич: Когда я училась в университете, курсы экзистенциализма по философии у меня вел великолепный преподаватель — Николай Борисович Иванов. Эти лекции я до сих пор помню, потому что практически после каждой я писала песни. Так что вы попали в точку. Я, конечно, находилась какое-то время под влиянием. Я не буду называть каких-то определенных произведений, но у меня как-то раз сама собой возникла песня «Бессмыслица». Там было и про бессонницу, и про какие-то вечные слова, которые мы вечно забываем, как вечные ценности. Да, это мне близко. Там такие слова: «поет» Ну, все-таки, тогда была еще надежда. "смеется"

FUZZ: Что-нибудь еще, кроме экзистенциализма влияет на ваше творчество?

Женя Любич: А все влияет. Разговор с каким-то человеком интересным, какая-то поездка, какая-то брошенная кем-то фраза, новая книга. Правда, в последнее время я все больше читаю книги своих друзей. Я даже уже боюсь этого, потому что получается, что нет грани между книгами и жизнью, реальностью и фикцией. Недавно закончила читать книгу Севы Гакеля про Аквариум - «Аквариум» как способ ухода за теннисным кортом». А я ведь с Севой очень дружу и на каждой странице там люди, люди, люди. Очень много общих друзей и знакомых, и все это личности серьезного масштаба. До этого я взахлёб прочитала две книжки Михаила Козырева — «Мой рок-н-ролл». Там, вообще-то, трилогия, но третья часть мне пока еще не досталась. Может, подарят как-нибудь. До этого я прочла прекрасную книгу Алекса Дубаса - «Правила аквастопа». Очень добрая книжка. Я бы сказала, очень кинематографичная. И мы как раз недавно с Михаилом Козыревым ездили представлять театральный проект «МКАД». Это не только Московская кольцевая автодорога, но еще и аббревиатура имен главных героев — собственно, Алекс Дубас и Михаил Козырев. Они рассказывают от своего лица какие-то истории из жизни: о себе и не только. Что-то подмеченное, замеченное и не прошедшее мимо. А я своими песнями как-то обрамляла эти истории. И у нас, кажется, что-то получилось из этого. Мы буквально недавно вернулись из эдакого небольшого тура по Уралу. И, наверное, представим это еще и в Москве, и, надеюсь, в Петербурге тоже. Хотелось бы, чтобы мои друзья и близкие это увидели. Мне кажется, это стоит того. Такие поездки тоже вдохновляют. Такой высокий творческий градус общения с этими людьми. Но больше всего вдохновляют люди. Чувства. Наверное.

Егор Нашилов

Комментарии
Отправить
Сергей Шнуров, Борис Гребенщиков, Николай Копейкин, Вячеслав Малафеев, певица Валерия, Женя Любич, Жанна Фриске, Петр Налич, группа Billy’s Band выставили свои личные вещицы на филантроп-распродажу.
12.07.2013, 17:37 0
Первый день Stereoleto 2010 стал одним из самых необычных в 9-летней истории лучшего из петербургских фестивалей.
25.04.2013, 15:05 0
Об образе женщины на современной сцене, философии экзистенциализма и причинах остаться в России - в нашем видеоинтервью с певицей.
08.08.2012, 20:42 0