Ленинградский Рок-клуб в фотографиях Валентина Барановского

12 июля 2013 года, 17:38 0
В Фонде исторической фотографии имени Карла Буллы (Санкт-Петербург, Невский пр., 54) открылась выставка легендарного фотографа Валентина Барановского, посвященная празднованию 30-летия Ленинградского Рок-клуба.

Для просмотра видеоролика Вам необходимо установить последнюю версию плеера Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Валентин Барановский — главный фотограф Мариинского театра, многие годы фотографировал рок-музыкантов. На последнем этаже Фонда Буллы сейчас экспонируются разные фотографии из золотой поры русского рока, где Цой, Кинчев, БГ — молоды и прекрасны.

Есть снимки знаменитые, плакатные, а есть почти неизвестные. Не только героические, «рокерские», но и бытовые — они часто едва ли не интересней. Юрий Шевчук, идущий по сцене с клетчатым термосом; концерт СТРАННЫХ ИГР, где группа играет лежа на дощатом полу; гладкокожий, тонкий Борис Гребенщиков, похожий на Дэвида Боуи, и Виктор Цой — как врубелевский демон; крупным планом — Константин Кинчев, Евгений Федоров и Марьяна Цой на кладбище после гибели Александра Башлачева

На все это стоит посмотреть.


Валентин Барановский

FUZZ: Как вы, человек, снимавший балет, стали фотографировать рок-музыкантов?

Валентин Барановский: В газете «Ленинградский университет» работала моя жена. Она, хотя и с трудом, публиковала там материалы об отечественной рок-музыке. Ей нужны были иллюстрации, а муж — профессиональный фотокорреспондент. Так это начиналось. Потом жена стала работать в ЛМДСТ, и одной из ее функций была "литовка" текстов. Контакты с Рок-клубом стали теснее. Появилась возможность снимать практически каждый концерт.  Эту музыку в нашей семье слушали и любили. Причем, слушали каждый новый подпольный альбом чуть ли не первыми в городе, т. к. Тропилло был нашим давним знакомцем еще по университету.

А вообще, для фотографа не важно, балет, рок-музыка, осень за окном или старушка с авоськой. Главное, чтобы объект вызывал у тебя интерес и эмоции. Говорить о какой-то планомерной работе с Цоем, Гребенщиковым и  т. п. не приходится. Фоторепортаж — это не моделирование ситуации, а отражение конкретного момента жизни. А я по склонности своей — репортер, а не фотограф-художник. Моя задача — попытаться отразить смысл происходящего, характер персонажа в очень короткий миг времени.

О контексте того времени лучше всего прочитать в книгах В. Рекшана "Кайф", "По дороге в рай..." Нины Барановской, "Путешествия рок-дилетанта" Александра Житинского. От себя могу сказать одно: играть рок-музыку в то время было ПОСТУПКОМ. И я испытываю огромное уважение к необычайно талантливым ребятам, с которыми меня свела судьба. Гребенщикова, Цоя, Кинчева, Бутусова слушаю до сих пор. И люблю этих людей.

FUZZ: У вас есть какие-то особенно памятные фото, любимые вами, или фото, с которыми (ведь снимать рок-концерты было делом запретным) связаны были трудности.

Валентин Барановский: Особых трудностей не помню. Если они и были, то не с фотографией связанные, а, например, с тем, как вывести и вывезти Костю Кинчева после концерта из «Юбилейного», минуя кордон милиции.

Сказать об особо любимых фото трудно. Архив по Рок-клубу насчитывает тысячи единиц. Есть и проходные кадры, есть и уникальные. Вообще, мне ближе всего жанр портрета, причем не постановочного, а репортажного.


FUZZ: На выставке обращают на себя внимание две несхожие между собой фотографии Вячеслава Бутусова. Первое фото в шапочке, шарфе накрест — негероическое такое, но тем особенно интересное. И еще, подальше, есть фотография явно студийная, где музыкант похож на молодого Бандераса.

Валентин Барановский: Фотография Бутусова в шапочке сделана в прихожей у нас дома. Это было примерно через год после того, как Слава осел в Петербурге, вернее, Ленинграде. Был трудный для него период после распада НАУ. Это, видимо, и показывает данная фотография.

Вторая сделана в студии для рекламного плаката. В то время фотографии становились плакатами просто по необходимости. В конце 80-х началась легализация рок-групп. Стали возможны поездки с концертами по стране. Для этого нужна была реклама. Так появились первые плакаты.

Все плакаты — первые в истории Рок-клуба, я напечатал в конце 80-х. Это 1987-88 годы. На плакатах есть типографические  даты их выпуска в свет.  Я начал фотографировать концерты с 1981 года. В  конце 1979 года меня с треском выгнали из рядов КПСС и из АПН. Я вступил в партию в 1978, потому что мне поставили условие: хочешь работать в АПН — должен быть коммунистом, хотя мне хотелось одного —  быть репортером такого Агентства, их всего-то было два на всю страну, так что выхода не было. Через полгода после вступления в доблестные ряды КПСС я потерял партбилет, заправляя машину на бензоколонке. Помните анекдот тех лет: Брежнев спрашивает, почему не снимают в СССР фильмы ужасов? — Сюжетов нет, Леонид Ильич. — Вот вам сюжет, — говорит генсек: коммунист потерял партбилет... За вознаграждение мне принес домой мои документы какой-то хмырь. 

А через год после того, как я стал членом партии, я  после съемки подарил фотографии какому-то иностранцу из делегации, которую снимал, и этого оказалось достаточно, что бы меня попёрли отовсюду: с работы, из партии, из Союза журналистов СССР. Более того, коллеги по АПН обошли все газеты, все издания, говоря, что меня брать на работу нельзя, что я чуть ли не враг советской власти. Фактически я был в той же ситуации, в которой оказался Борис Гребенщиков после «Тбилиси-80». Долгое время я перебивался случайными заработками.  Спас малоизвестный Союз Художников-Графиков, где я состою и сейчас, и друзья из  Студии «Мелодия», где мне как фотографу давали иногда заказы на оформление пластинок. Вот такое, блин, покровительство КГБ...

Павел Маркин

(член Правления Союза журналистов, декан Факультета фотокорреспондентов Союза журналистов СПб и Ленинградской области (с 1983 года), председатель Секции фоторепортеров Санкт-Петербурга (с 1995 года), заслуженный работник культуры России)

Насколько я помню, становление Ленинградского Рок-клуба проходило под «патронатом» и пристальным наблюдением  правоохранительных органов. Фотографировать первые репетиции и первые концерты в ту пору и именно по этим причинам удавалось мало кому. Я знаю еще только двух авторов, в архивах которых можно найти подобные исторические кадры. Это Дмитрий Конрадт и Андрей (Вилли) Усов. Но у них все же больше фотографий с тогдашних «квартирников» и других неформальных встреч первых в нашем городе рок-музыкантов.

Валентин Михайлович Барановский был к тому же единственным профессиональным фоторепортером, который работал под  «крышей» АПН, а это агентство очень уважали в Большом доме. В этой связи у него было больше возможностей. Да и супруга его — Нина Александровна, имела самое прямое отношение к Рок-клубу и постоянно направляла Валентина Михайловича на истинный путь. И работать в таком творческом тандеме Барановским было гораздо проще и интереснее.

Поэтому большинство фотографий на выставке в Салоне Фонда исторической фотографии имени Карла Буллы на Невском, 54 просто уникальны. Уникальны они еще и потому, что это в основном винтажные отпечатки, которые Валентин сам напечатал 30-20 лет назад, а самое главное, сумел сохранить их. Именно такие отпечатки ценятся превыше всего в любом архиве и музее.
Так же уникален и фотоальбом «30 лет Ленинградскому Рок-клубу». Его супруги Барановские специально подготовили и выпустили к юбилею. В этом издании очень много фотографий, которые не поместились в экспозицию. К тому же каждый кадр дополняет расширенная подпись, которая расскажет современному молодому человеку обо всей истории Ленинградского рока и покажет практически все подводные течения этого музыкального движения.

Ну где мы еще увидим поклонников Рок-клуба, пробирающихся на концерт на Рубинштейна, 13 по водосточной трубе? Вы только представьте — через окно туалета на втором этаже во дворе знаменитого здания. Или как выламывали руки милиционеры желающим попасть на очередное выступление АУКЦЫОНА, АКВАРИУМА или МАШИНЫ ВРЕМЕНИ…  А уникальные кадры  с Борисом Гребенщиковым, Майком, Виктором Цоем, Константином Кинчевым… начала 80-х.

Так же уникальны и первые плакаты, напечатанные подпольно в одной из военных типографий на оборотной стороне секретных (!) топографических карт. Эти плакаты как бы дополняют экспозицию. Все участники пресс-конференции перед открытием юбилейной выставки Валентина Барановского упрашивали автора подарить хотя бы одну из этих уникальных афиш.

Борис Гребенщиков

Я совсем не помню фотографий, сделанных Барановским; помню только хорошие фото для обложки альбома "Равноденствие". Мы с ним очень мало общались — в отличие от остальных фотографов, перечисленных вами (Усов, Васильева, Конрадт — ред.). Он был профессионалом, и мы принадлежали к разным слоям общества.

Константин Кинчев

FUZZ: Какие у вас любимые фотографии Валентина Барановского?

Константин Кинчев: Балетный цикл, особенно Дианы Вишневой.

FUZZ: В чем его особенность как фотографа?

Константин Кинчев: В умении зафиксировать исчезнувшее мгновение.

FUZZ: Какие у него отличия от других известных фотографов АЛИСЫ?

Константин Кинчев: Валя никогда не был фотографом АЛИСЫ, он фотографировал АЛИСУ, и не только АЛИСУ, а много кого еще, если речь о рок-клубовских сериях. И у АЛИСЫ никогда не было "своих" фотографов, просто были люди, которым мы либо доверяли, и потом дружили, а были люди, которым мы не доверяли. Валя относится к первой категории, и этой дружбе уже много лет.

FUZZ: Почему сейчас довольно редко используются фотографии на обложках альбомов?

Константин Кинчев: Я не люблю фотографироваться.

Фото: Павел Маркин, Светлана Щагина

Светлана ЩАГИНА

Комментарии
Отправить
Сегодня, в век высоких технологий и модных гаджетов, мобильной связи и открытых границ, всезнающего интернета и социальных сетей, невозможно даже вообразить, что ещё не так давно информация была дефицитом.
12.07.2013, 17:42 0
Нынешняя осень выдалась богатой на всевозможные красочные и запоминающиеся юбилеи.
12.07.2013, 17:37 0
С лидером группы «Сплин» Александром Васильевым мы встретились на «Нашествии», где его обступили журналисты и прочие желающие пообщаться.
16.05.2013, 18:15 0