НОМ. Николай Гусев. У нас нет единой музыкальной инфраструктуры

24 апреля 2013 года, 17:09 0
Мне неоднократно доводилось в этой жизни беседовать с музыкантами.

Для просмотра видеоролика Вам необходимо установить последнюю версию плеера Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Трудно даже приблизительно сосчитать, сколько же именно раз это происходило. Но когда приходится интервьюировать опытного музыканта, то содержание разговора с ним невозможно полностью предвидеть заранее, потому что обязательно узнаешь что-то новое, неожиданное. Так было и теперь, когда перед выступлением в ленинградском рок-клубе матерой группы НОМ я стал разговаривать с известным клавишником, вокалистом и композитором Николаем Гусевым.

Когда-то, еще в древние, в дореволюционные, можно сказать, времена, в начале восьмидесятых годов века номер 20 Николай Гусев играл в группе АРГОНАВТЫ. Думаю, очень немногие люди помнят теперь эту некогда легендарную группу. Кроме того, он принимал участие в таких составах, как ЛАБИРИНТ, РОК-ФРОНТ, СТАНДАРТ, БАРОККО, СТРАННЫЕ ИГРЫ и АВИА. Да, Гусеву очень даже есть о чем вспомнить и что рассказать – у него бывали и сольные проекты, и музыку к фильмам он сочинял, и прочее, и прочее, непосредственно с музыкой связанное… Сейчас же он, как и в предыдущие годы, играет вместе с НОМ.
Но и не только…

FUZZ: Нам, наверное, найдется о чем поговорить, ибо знакомы мы с тобой не один десяток лет…
Николай Гусев:
Да, счет уже идет десятками…
FUZZ: Что есть сегодня твоя музыкальная деятельность?
Николай:
Во-первых, это группа НОМ, в которой я являюсь полноправным участником и творческой единицей уже более десяти лет… наверное, лет одиннадцать-двенадцать… Плюс к этому мы недавно возобновили сотрудничество с Антоном Адасинским, моим бывшим коллегой по группе АВИА. Как известно, у него есть свой театр «Дерево», они базируются в Дрездене и пару лет назад он приехал в Питер, предложил собраться и играть музыку. К АВИА это не имеет отношения. У Антона накопился музыкальный материал, который мы поначалу помогали ему реализовывать, но теперь исполняем не только его песни.
FUZZ: Я был на одном из концертов, это в самом деле интересно, для меня было неожиданностью, что звучат именно песни Антона. Конечно, я его знаю давно, помню его и в АВИА, в «Дереве», но понятия не имел, что у него есть собственный песенный материал.
Николай:
На самом деле, это и для меня было определенным сюрпризом. Мы очень давно с ним не виделись, более десяти лет… вообще-то он человек с музыкальным образованием, но за десять лет с ним произошла любопытная метаморфоза, он активно занимался игрой на гитаре и стал, на мой взгляд, очень интересно и хорошо играть и петь. Накопил музыкальный материал, который нам предложил. В результате постепенно получилось коллективное музыкальное творчество. Оно и теперь продолжается, но, к сожалению, в силу того, что Антон живет в Германии, а мы – здесь, носит эпизодический характер. Время от времени, когда Антон приезжает сюда, мы собираемся, возобновляем работу, делаем новые вещи, у нас были хорошие выступления в Праге, в Дрездене, на Петропавловке минувшим летом.
FUZZ: Помню, у тебя был когда-то выпущен такой сольный альбом «Исправленному – Верить!», в котором ты записал собственный версии множества западных хитов. Аналогичных проектов пока не предвидится?
Николай:
На самом деле у меня лежат два новых проекта, один из них – это как раз продолжение того направления, о котором ты сказал, я бы хотел еще что-то такое сделать, а второй… нет, не буду пока говорить, какой… Но беда в том, что, как всегда, не хватает времени, хотя, казалось бы, сейчас уже и технические возможности есть этим заняться, и все прочее, только пока, к сожалению, до реализации не дошло. Еще назревает и третий проект, о котором я тоже пока помолчу, там такая достаточно свирепая, образная электронная музыка планируется.

FUZZ: Теперь происходит ренессанс нашего рок-клуба. Что ты можешь сказать в связи с этим?
Николай:
Всячески приветствую. Потому что любые формы нормальной активности людей должны только вызывать радость и желание помочь, тем более в случае с рок-клубом, который, к сожалению, в силу разных причин, не реализовал полностью возможности, которые были в него заложены. Как мне кажется. А ведь он в памяти людей хранится… Другое дело, как и в какой форме он должен возрождаться. Мне бы, например, было интересно, чтобы в городе был такой музыкальный клуб, в котором собирались бы музыканты и близкие к музыке люди. Где можно было бы проводить музыкальные эксперименты – совместное, допустим, музицирование. Потому что как действующий музыкант я сталкиваюсь с тем, что вот есть какие-то идеи, совершенно альтернативные тому, чем ты стал известен. Это всегда не то, что опасно… ну, немножко нервно… представить публике что-то совершенно другое, чем ты уже давно занимаешься. Поэтому для меня была бы очень интересна такая концертная площадка, на которой ты знаешь, что встречаешь понимающую публику и где можно представить экспериментальные проекты. Причем вот такого варева, мне кажется, не хватает, потому что музыкальная жизнь в Питере до сих пор очень активна, но в сравнении со старыми временами есть определенная разобщенность. Музыканты мало знают друг друга, почти все лишены выхода на средства массовой информации. Есть у людей очень хорошие и разные проекты… Создать бы такую среду, в которой было бы клубление, люди могли бы себя показать, и знакомиться друг с другом, тогда нередко вырабатываются новые творческие идеи – пусть иногда на один-два раза, на три-четыре выступления… вот что-то такое мне бы было очень интересно.
FUZZ: Не могу тебя не спросить о том, как ты оцениваешь то, что сегодня происходит в музыке, в нашей стране теперь?
Николай:
Я в этом отношении всегда оптимистом был, потому что в свое время мне еще с ансамблем АВИА много пришлось поездить по так называемой провинции – хотя  я и не люблю это слово… Везде идет очень интересная музыкальная жизнь. Беда очень большая в том, что нет у нас единой музыкальной инфраструктуры.

FUZZ: Ну что ты скажешь по поводу явной и массовой доминанты попсы?
Николай:
Они все сидят на телевидении… по эстетике это теперь нечто вроде такого привокзального ресторана города Бердичева. И вот они там собрались: Алла Пугачева – директриса, Наташа Королева – буфетчица, Киркоров – официант, они очень укладываются в эти образы. Ну и так сложилось, да – средства массовой информации не то бы ими захвачены, но, с другой стороны, люди идут на их концерты, люди их песни слушают. В свое время всех перекормили русским роком так называемым, тогда филармонические дельцы похватали в девяностые годы все, что было можно, стали устраивать безумные стадионные фестивали, теперь синусоида пошла вниз. Но поскольку я – действующий музыкант и часто выступаю, то знаю, что есть огромное количество очень хорошо играющих людей. Везде. Это я хочу подчеркнуть, играют очень хорошо –и по качеству исполнения, и со своими идеями, но, конечно, почти каждый из них, к глубокому сожалению, варится в кругу своих друзей и знакомых – полсотни, сто, сто пятьдесят человек друзей и друзей друзей, которые его знают. Может быть, изменить ситуацию сможет помочь воссоздаваемый рок-клуб.
FUZZ: То есть, синусоида имеет шансы подняться наверх?
Николай:
Я, естественно, надеюсь на это. Пусть лет мне немало, но когда НОМ выступает, то видно, что на концерты приходит не какая-то осатанелая публика, которая скучковалась в свое время и держится за старую эстетику номовскую; нет, ничего подобного, появляются молодые люди, все время в разумной степени обновляется контингент тех, кто приходит на концерты. Это говорит о том, что люди знают, хотят слушать и хотят купить альбомы группы. Естественно, НОМ издается, НОМ – еще сравнительно успешная альтернативная группа, каждый год выходит по альбому, все вроде бы нормально, только у нас нет – это наша старая беда! – единой музыкальной инфраструктуры. Помнишь, концерт в Манеже кадетского корпуса, когда было возвращение СТРАННЫХ ИГР… Я даже не говорю конкретно про нас, про музыкантов СТРАННЫХ ИГР, но ведь это такое событие, из которого бы на пресловутом Западе, в Британии, предположим, давно бы выжали огромное количество информационных поводов и вокруг заклубилась бы целая жизнь.
Кстати, говоря, вот чего бы мне хотелось пожелать рок-клубу, который возобновляет свою деятельность… может, наконец-то, пора, мне это кажется важным, чтобы была какая-то еженедельная музыкальная газета в Питере. Потому что, как действующий музыкант, я прекрасно знаю – всегда важно, чтобы «утром в газете, вечером в куплете». Часто бывает, что молодая группа готовится-готовится, сделает классный альбом, выпустит его, выступит пару раз и… как камень булькнул в воду… и все пропало. Этого не должно быть! Пусть хотя бы сам музыкант читает, что же именно произошло на его выступлениях, как это оценивается. Еженедельный листок, несколько печатных страничек могут быть очень важны для дальнейшей активизации этого дела.

George ГУНИЦКИЙ

Комментарии
Отправить
Главная группа Сергея Шнурова вернулась после недолгого творческого простоя (или камерного затишья) в трио РУБЛЬ. Песня "Химкинский Лес" ЛЕНИНГРАДА, лирический герой которой – подпевала противников режима, и этим добывает свой профит, вызвала множество во
21.05.2015, 16:53 1
Музыкально-художественному объединению НОМ в этом году исполнилось четверть века. В апреле группа отыграла официальное праздничное выступление, но слово «юбилейный» застряло на афишах коллектива. «В этом году все концерты юбилейные»,— прояснили ситуацию с
31.07.2013, 14:10 0
Юбилей группы НОМ шагает по миру. В связи с четвертьвековой датой Андрей Кагадеев рассказал FUZZУ, в частности, о видео Скотина и альбоме Лимonoff.
24.07.2013, 14:39 0