Майлз Кейн. Обыкновенное чудо

27 июня 2013 года, 18:23 0
До последнего момента не верилось, что мы услышим и увидим Майлза Кейна.

Для просмотра видеоролика Вам необходимо установить последнюю версию плеера Adobe Flash Player.

Get Adobe Flash player

Но стараниями организаторов, которые иначе как чудом не назовешь, песни “Come Closer”, “Inhaler” и “Rearrange” прозвучали в обеих столицах, пробудив желание неоднократно пропеть про себя рефрен знаменитой песни «Правь, Британия!» в отношении рок-музыки этой страны. Потому что, если это – будущее британской сцены, то можно не волноваться, еще много лет нам будет чем восхищаться.

В Москве плюс тридцать два. Но Кейну, кажется, этого мало. Ему нужно, чтобы в зале перед ним горел огонь, и он уже знает, как его разжигать. Этот парень даже саундчек отыгрывает так, будто перед ним не еще пустой зал клуба, а поле, до краев забитое летним фестивальным сумасшествием, которое надо еще подчинить себе, очаровать, заинтересовать. Он не умеет не на сто процентов. Может быть, когда-нибудь его подход к работе изменится, но пока такое развитие событий кажется просто невозможным. Хорошие машины обычно определяют в том числе и по скорости разгона с места, когда счет идет на секунды. В таком случае, песню “Better Left Invisible”, с которой Майлз начинает свои выступления, можно смело отнести к категории двигателей болидов «Форумулы 1», потому что за несколько тактов она доводит зал до состояния, совершенно не соответствующего обычному началу концерта. И ни на минуту больше не отпускать внимание слушателей, не давать им опомниться, – манера, в которой выступает Майлз Кейн, похожа на игру с мячом, когда ему нельзя дать упасть на пол, только в роли мяча у Майлза звуки и вызываемые ими реакции публики.

Майлз Кейн подкупает своей детской восприимчивостью к признанию, манерой общения и при этом даже слегка пугает безграничной верой в себя. Но последнее его нисколько не портит. А после двух концертов его слова о том, что он поведет за собой в ближайшее время многих других, кажутся даже не слишком заносчивыми. Начнем с того, что Майлз из Ливерпуля, это уже обязывает. Слишком хороший пример был восхождения некоторых ребят в прошлом.

FUZZ: Каким было твое первое впечатление, связанное с музыкой, первая мелодия, которую ты запомнил.

Майлз Кейн: “No Limit” группы 2 UNLIMITED. (напевает) “No, no, no, no, there’s no limit”. И еще сингл EAST 17, знаешь, этот (снова напевает) “All right… all right”.

FUZZ: Расскажи, когда ты понял, что будешь музыкантом.

Майлз: В школе, наверное. Тетя купила мне испанскую гитару, когда мне было тринадцать. Ее дети уже играли в группе, а я тогда только смотрел на них и думал, что было бы тоже неплохо попробовать. К тому же я играл на саксофоне в школьном оркестре, но очень хотел на гитаре, потому что организовать группу в школе, когда ты играешь на саксофоне, ну, сами понимаешь, не очень просто. В итоге мы все-таки организовали пару групп, но я был единственным, кто по-настоящему хотел играть. Так все и продолжалось, пока я не присоединился в качестве гитариста к тем, кто тоже хотел что-то делать. THE LITTLE FLAMES, первая настоящая группа, мой первый опыт. Кстати, неплохо было.

FUZZ: Еще играешь на саксофоне?

Майлз: (задумывается) Нет.

Надо сказать, что упорства и таланта Майлзу не занимать, иначе вряд ли бы сам Ноэл Галлахер, владение гитарой которого вряд ли кто осмелиться поставить под сомнение, позвал его принять участие в записи песни со своего сольного альбома в качестве гитариста.

FUZZ: Ты хороший гитарист, прекрасный на самом деле…

Майлз: О да, но хочу быть лучшим.

FUZZ: Сам научился играть или брал уроки?

Майлз: Уроки брал, когда играл на саксофоне, тогда же научился нотной грамоте. Что касается гитары, то да, пару уроков игры на гитаре тоже брал, но действительно совсем мало, в основном, конечно, сам учился.

FUZZ: Можешь вспомнить лучший совет, который тебе дали коллеги?

Майлз: Обычно это что-то о том, чтобы не поддаваться моде. И о том, что всегда есть провалы и взлеты, у всех есть, но если веришь во что-то, чем бы это ни было, верь в это. Потому что если во что-то веришь, если знаешь, кто ты внутри, это оказывает влияние на все. Я должен быть самим собой.

FUZZ: Спрашивал других музыкантов перед визитом в Россию о местной публике? Лиама Галлахера, например, он был у нас буквально месяц назад.

Майлз: Мы скорее друзья с Джеффом (Джефф Вуттон, присоединяется к группе во время живых выступлений BEADY EYE – Б. С.), он говорил, что Москва красива, и Санкт-Петербург тоже. Чего я не думал, так это того, что не так много групп приезжает в Россию, у меня было ощущение, что мы едем, как обычно в Германию или Францию, будет привычная публика. Концерт, который мы дали в Москве, был прекрасен, отличная атмосфера, люди даже знали слова.

Более чем объективная оценка. Справедливости ради стоит сказать, что, судя по разговорам во время ожидания выхода музыкантов на сцену, многие знали Кейна еще по группе THE RASCALS и ждали концерта приблизительно с того же времени. Так что не только слова выучили сольного альбома, но еще и накопили достаточно эмоций, чтобы легко вестись на приглашения музыканта принимать максимально активное участие в концерте, подпевать, танцевать, получать из песен энергию и делиться ей тут же с окружающими. Даже не смотря на то, что Кейн не сыграл ни одной песни ни THE RASCALS, ни THE LAST SHADOW PUPPETS, что, конечно, закономерно, никто не просил и не ждал этого. Материала не очень много, но, пожалуй, еще пара номеров, и было бы даже слишком для первого раза.

 

FUZZ: Представь, что мы не имеем ни малейшего понятия о том, кто такие были THE RASCALS. Сможешь описать в трех словах?

Майлз: (немного подумав и хитро улыбаясь) Сумасшедшие, много пьющие и безбашенные панки.

FUZZ: И то же самое о THE LAST SHADOW PUPPETS, пожалуйста.

Майлз: (без запинки) Два лучших друга, делающие вместе отличную музыку и получающие от жизни удовольствие.

FUZZ: В таком случае кто такой Майлз Кейн?

Майлз: (уверенно) Он – будущее рок-н-ролла.

FUZZ: Похоже, Лиам Галлахер во время совместных гастролей провел тебе мастер-класс самопиара.

Майлз смеется.

FUZZ: Опиши свою жизнь пять лет назад и сейчас.

Майлз: Пять лет назад, вероятно, я писал песни для THE RASCALS. Может быть, когда становишься старше, делая такой альбом как “Сolour Of The Trap”, уже знаешь, что нашел себя. До этого был моложе и, наверное, даже наивнее, но теперь уже нашел себя.

Услышать “Colour Of The Trap” живьем стоило хотя бы по двум причинам: убедиться, что по чистоте исполнения, со сцены эти песни звучат ровно так же, как и на записи; понять, что они с потенциалом на развитие. Если от тех же “Inhaler” и “Come Closer” можно было ожидать, что они будут намного динамичней в живом исполнении, то легкая, на первый взгляд незатейливая “Quicksand” не просто преобразилась, она переродилась в шикарный танцевальный номер, на котором зал забыл и о жаре, и о себе, и о гравитации. Медленная, утягивающая эмоционально на несколько десятков лет назад “Take The Night From Me” приобрела большую, по сравнению с записью, глубину звучания, а за счет интонационной игры голоса Кейна – неподдельный драматизм, который до этого только угадывался, а со сцены раскрылся в полной мере. Не потрясающая воображение на альбоме, разве что интересная текстом “Colour Of The Trap”, исполняемая без перерыва после “My Fantasy”, стала ее послесловием, из тех, которые меняют отношение ко всему, что было до. А на “Kingсrawler” с ее развязным “Ay-ay-ay-ay-aya” реальность отпускает куда только ни подскажет воображение.

FUZZ: У Джарвиса Кокера есть строчка “why me, why you, why here, why now”. В этом и вопрос, еще пару месяцев назад на основе графика твоего гастрольного тура и предположить было сложно, что в итоге мы увидим тебя в Москве и Петербурге.

Майлз: Ох, у нас было предложение от промоутера. Может быть, потому что BEADY EYE приехали, хотя нет, у нас было предложение еще до того, как они приехали. (Организовывал концерт Андрей Саморуков, благодаря ему мы также видели BEADY EYE, INTERPOL, Бретта Андерсона, Йена Брауна – Б. С.) Но вообще трудно сказать, когда вышел мой альбом в Англии, он оказался на одиннадцатом месте в чарте, а во Франции мы начали сразу с четвертого места, но постепенно он раскручивается. Даже в Англии сейчас, уже прошло некоторое время, а мы в А-листе «Radio One», а там сложная чартовая ситуация, на топе обычно, в А-листе, нет групп, которые играют рок-н-ролл, там обычно Lady Gaga. Но вообще, я иногда думаю лучше выступать в полностью распроданных маленьких местах, вроде клуба, в котором мы играли в Москве, там отличная атмосфера. Хотя когда мы вернемся сюда, я думаю, мы соберем больше народа.

FUZZ: Ты уже бывал в Москве, несколько лет назад приезжал с Алексом Тернером для съемок видео на песню THE LAST SHADOW PUPPETS “Age Of Understatement”.

Майлз: (перебивает) Одно из лучших видео, которое может снять группа, кстати.

FUZZ: Бесспорно. Кто предложил идею снимать в России? Не самое тривиальное решение.

Майлз: Этот парень, режиссер, знаешь, француз (Ромен Гавра, также снимал видео для JUSTICE и M.I.A. – Б. С.), его была идея. Видео вызывает вопросы, люди считают, что это стоило нам сотни тысяч фунтов, но это не совсем так. Не думал, что мы доберемся до русской военной базы, но ему удалось это провернуть. Так что это все он.

FUZZ: Твое последнее видео “Inhaler” динамичное, провокационное в чем-то, настоящий рок-н-ролл. Что для тебя в целом идеальный музыкальный клип, и есть любимые клипы других артистов?

Майлз: Я люблю клипы, которые показывают, что жизнь не останавливается ни на секунду. Некоторые люди принимают все слишком серьезно. Знаешь, эта работа – лучшая в мире, и я надеюсь, что буду заниматься этим всегда. Хорошо, когда показываешь, как ты это любишь. Играть хорошие песни и при этом смеяться, это здорово.

FUZZ: У тебя есть каверы на THE BEATLES, ты не раз ссылался в других интервью на Джона Леннона, что в нем для тебя самое притягательное?

Майлз: Голос. Мне нравится его голос.

FUZZ: Наверное, именно ты, будучи одним из тех амбициозных музыкантов современной музыкальной индустрии Британии, кто будет оказывать сильнейшее влияние на ее развитие в ближайшие годы, можешь охарактеризовать с точки зрения активного участника игры, что происходит у вас сейчас, и ответить на вопрос, за кем будущее британской рок-музыки?

Майлз: Ты смотришь на него.

FUZZ: Хорошо, в частности, будем считать, что все и в твоих руках тоже…

Майлз: Я думаю сейчас… Ну, смотри, вот что мне нравится, – я не звучу как сольный артист, будучи им в данный момент, более рок-н-ролльно, чем некоторые рок-н-ролльные команды, и это круто как черт знает что! Что же касается групп – знаешь группу THE VACCINES (английская команда, образовавшаяся в Лондоне 2010 году, и выпустившая свой дебютный альбом “What Did You Expect From The Vaccines?” в 2011-м, альбом поднялся до 4-ой строчки британского чарта – Б. С.)? У них сейчас неплохо дела в Англии идут. Похожи на RAMONES, но такая, современная версия.

FUZZ: А стадионного масштаба команды как же, сдадут позиции и отойдут в тень?

Майлз: (без энтузиазма) Мм… я уверен, что они собираются продолжать в том же духе, так же капитально. KASABIAN все еще круты, не вульгарны, хотя уже очень раскручены. Отличный пример – как оставаться крутыми парнями, и при этом уже быть топ-группой.


FUZZ: Лучший и худший моменты на сцене на данный момент?

Майлз: Когда в меня кинули женскими трусиками. Это было лучшее (смеется). (Уже серьезнее) «Glastonbury», мне понравилось наше выступление там. Плохих не помню, технические проблемы, наверное.

FUZZ: Как пару дней на фестивале, когда тебе пришлось выступать не на сцене, а у пульта звукорежиссера с акустической гитарой?

Майлз: А, да, да. Вообще из-за дождя концерт было отменен на той сцене, где у нас было выступление, но пришли же люди, ждали у сцены, так что я просто пошел к пульту и сыграл им пару песен.

FUZZ: “Rocky Raсcoon”. Есть место, в котором ты непременно хотел бы выступить?

Майлз: Да не имеет значения, наверное.

FUZZ: Песня, которую ты точно напишешь: есть какая-то тема, которая тебя интересует, но ты ее еще не смог облечь в конкретную форму?

Майлз: Я в последнее время записал пару идей, но чтобы знать о песне... Если только ты не собираешься написать что-то вроде истории, создать маленький мир в песне, как это было с “Kingcrawler”. Все остальное рождается из момента, ощущения, твоих чувств.

FUZZ: Что всегда приходит первым, слова или мелодия?

Майлз: (мечтательно) Мелодия.

FUZZ: Всегда?

Майлз: Да. Намного проще. Да.

Раз ему так просто это дается, то просто подождем еще немного. Что-то подсказывает, что ждать придется недолго, и даже это недолгое ожидание будет вознаграждено. Кто знает, впрочем, может быть, Майлз все-таки запишет еще один альбом с Алексом Тернером под маркой THE LAST SHADOW PUPPETS и поедет с ним в еще один тур с оркестром. Может быть, до того момента успеет выпустить второй сольный альбом. В любом случае, не стоит упускать его из виду надолго. Что бы ни произошло, главное, чтобы еще раз случилось это шварцевское “обыкновенное чудо”, и со своей командой, или на пару с Тернером, но Майлз снова поднялся на сцену в России. Публика на прошедших в “Б2” и “ГлавClub” концертах сделала все возможное, чтобы Майлзу Кейну захотелось к нам вернуться.

Редакция благодарит Андрея Саморукова

Фото: Кирилл Беляев

Б. С.

Комментарии
Отправить
Miles Kane в клубе Б2, Москва, 30 июня и в ГлавClub, СПб, 2 июля 2011
06.06.2013, 19:22
Columbia
12.04.2013, 20:48